ИСТОРИЯ МАСКИ, МОДЫ, КУКЛЫ И КОСТЮМА
История костюма История русского театра Куклы и сцена Маски и театр
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

Воспоминания о куклах на русской сцене


Названия номеров сами по себе говорят о том, что делали на сцене марионетки. Но вот как они это делали в руках опытных кукловодов, помогают понять описания очевидцев, особенно если ими оказывались кукольники-профессионалы. Приведем для наглядности коротенький рассказ С. В. Образцова об одном из цирковых номеров зайцевской программы:

«Иван Афиногенович взял одну из кукол (жонглера с шариками) и разобрал нитки, идущие от куклы к двойному деревянному кресту, поперечные планки которого поворачивались на осях. Это называлось «вагой», а качавшиеся планки — «коромыслами». Со спокойным, серьезным лицом Зайцев стал качать коромысло, и кукла пошла по полу, смешно дергая ногами. Потом она опустилась на одно колено и стала кидать вверх нанизанные на нитки шарики. Один из шариков подпрыгнул на кончик ноги, а оттуда на голову. Кукла садилась, ложилась, вставала, все время продолжая подбрасывать шарики. Все это было очень удивительно и смешно».

Хотя кукольники, увлекшись марионетками, стали довольно пренебрежительно относиться к перчаточным куклам, но с самим героем русского перчаточного театра Петрушкой расставались неохотно. И у многих он стал выходить на марионеточную сцену. Правда, роль его в марионеточном представлении изрядно подсократилась, он появлялся лишь во вступительной части, но все-таки превратился из тряпичной в деревянную куклу с нитками. Об этой его новой ипостаси рассказывает Ленора Густавовна Шпет, много лет работавшая заведующей литературной частью Центрального театра кукол и не один раз видевшая марионеточное представление Зайцева.



«В представлении марионеток Петрушке отводилась скромная роль: он не был его героем, он появлялся вначале в небольших игровых сценках, за которыми следовали номера цирковой программы, но и тут, несмотря на соседство самых удивительных марионеток, он оставался живым персонажем, со словами, а значит, и с характером, и со своим отношением к тому, что с ним происходит. Всего правильнее было бы, вероятно, приравнять этого циркового Петрушку к образу Рыжего. Он хвастливо пытался продемонстрировать какие-то трюки, из которых у него ничего не получалось. Он садился верхом на лошадку, но лошадка под ним распадалась на части, а собранная вновь мчала его так, что он вылетал со сцены. Однако он не падал духом и продолжал отпускать свои сомнительные остроты или смешно жаловался на недуги, переговариваясь с доносившимся из-за сцены спокойным, невыразительным, даже каким-то индифферентным голосом Анны Дмитриевны Тригановой».

Ленора Густавовна вспоминает, что вел Петрушку и говорил за него текст, пользуясь пищиком, хозяин театра. Подыгрывала ему его жена, ведя диалог с Петрушкой и помогая за ширмой «на тропе», то есть на помосте, на котором стоят кукловоды. Однако по описанию другого свидетеля, Н. Я. Ефимовой, всех кукол водила Анна Дмитриевна. Л. Г. Шпет приводит и еще кое-какие подробности о зайцевском «Цирке».

«Зайцевский цирк представлял собой также самую традиционную, самую классическую форму марионеточного спектакля, бытовавшую в различных национальных вариантах у большинства народов Европы и Азии. Тут были куклы-жонглеры и куклы-акробаты, эквилибристы и дрессированные лошадки, номера на трапеции и с першем (едва ли не самый эффектный номер программы и были марионетки чисто трюковые: кукла, разваливавшаяся на составные части, потом кукла-коротышка, на глазах у зрителей выраставшая в великана; был какой-то нелепый самовар, с которого спрыгивал чайник и оба они плясали, и т. д.».

Вспоминая разукрашенный стеклярусом портал зайцевской сцены, расшитые блестками костюмы марионеток, «дешевую роскошь театрального убранства», она заключает:

«Если представить себе, что балаганчик И. А. Зайцева дожил бы до наших дней, то именно сейчас вся эта старомодная красивость оказалась бы признаком изысканного современного стиля. Во всяком случае теперь всем нам явственнее видно и своеобразное изящество зайцевских марионеток, и прелесть их подлинности, и то абсолютное единство их «формы и содержания», которое свойственно народному искусству, их «безыскусственность», их ясная простота».

Марионетки и русский балаган →



При использовании представленных на сайте материалов линк на наш проект «Мода и история театра» приветствуется! Размещенные на сайте статьи являются компиляцией множества справочных и литературных источников. Сотрудники проекта уважают права авторов и размещают тексты с разрешения правообладателей. Если найдете ошибку в статьях или дизайне, просьба сообщить .

Великие женщины XX века




Copyright 2011-2017 © SBL