ИСТОРИЯ МАСКИ, МОДЫ, КУКЛЫ И КОСТЮМА
История костюма История русского театра Куклы и сцена Маски и театр
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

Скандалы и драки комедиантов


Слух об удивительных артистах расползался по Москве, прибавляя новые и, конечно же, немыслимые подробности. И вот на масленицу «при доме, где из Петербурга приехавший сотиор (то есть Бержер) свои штуки показывает», произошла большая драка, из-за того, что многие хотели «силою» попасть в театр. Скандал стал известен императрице; она несколько раз в Петербурге при дворе смотрела представления гастролера, а на некоторые публичные «приходила инкогнито» и даже «подарила ему с женой шестьсот рублев». Генерал-полицмейстеру Алексею Даниловичу Татищеву приказали тщательно расследовать и выявить виновных в происшедшем скандале.

Выяснилось, что зачинщиком драки оказался человек «камисарского секретаря Прохора Горина» Андрей Осипов, который «в бытность оного хозяина его, Горина, в камеди учинил с камедианскою женою ссору и бросил в нее кирпичем, и отнял у камедианского человека епанчу, почему и взят был тогда под караул и послан с десяцким в полицию под караулом; и в то время помянутый секретарь Горин, приступя к оному пекетному офицеру и ухватя его за ворот и обшлага, бранил всякою скверною бранью и, таща из комедии, закричал в народ (господским людям), чтоб того его человека (Андрея Осипова) у десяцких отбили, за что обещал им дать пять рублев; почему оной господскими людьми и отбит (причем один соцкий смертно бит)». Андрея Осипова высекли публично плетьми и определили «без зачету в солдаты». А обер-полицмейстеру Москвы Кочетову от генерал-полицмейстера строжайше приказано: «при объявленном комедиальном доме иметь усиленный пекет».

Вскоре после этих событий по городу разнеслась молва, что Елизавета Петровна пожаловала «итальянцу оперисту» Локателли «привилегию» на содержание в Москве комических опер и что он будет строить здесь новый Оперный дом. «Московские ведомости» подтвердили это: «Состоящий в службе Ея Императорского Величества директор комической оперы господин Локателли, получив привилегию, чтоб здесь представлять оперы, приехал сюда сам для учинения дворянству и всей публике некоторых предложений, к собранию потребного иждивения на построение театра. Оные предложения суть следующие: всякая фамилия, желающая иметь ложу, имеет подписаться, где и прочие будут подписываться. В год плачено быть имеет триста рублев с шести персон. Сей контракт начнется с представления первой оперы и тогда заплачена будет половина вышепоказанной суммы, то есть, сто пятьдесят рублев; а опера представлена будет неотменно каждую неделю три раза».



Пока фамилии обсуждали, дорого ли берут за ложу, с кем ее поделить, какие будут спектакли — новые или игранные уже в Петербурге, — кто будет петь и что надеть в театр, Локателли решал вопрос, где строить Оперный дом. Императрица приказала «отвесть пристойное место», и московские власти отчитывались: «место отведено за Красными вороты, за земляным городом, близ артиллерийского полевого двора и Красного пруда». Полицмейстерской же канцелярии рекомендовали, «чтоб в постройке того Оперного дому остановки и препятствия» не чинили.

К началу 1759 года театр был готов, и 19 января москвичам сообщили: «Чрез сие объявляется, что господин оперист Локателли начнет свои представления на будущей неделе». Сам же Жан-Батист Локателли, еще будучи в Петербурге, обратился к генерал-фельдмаршалу Бутурлину с просьбой, чтоб «по иностранству ево, обид никаких ему показывано не было». Бутурлин прислал в Сенатскую контору письмо, что «имеет быть в Москве театральное оперное произвождение; а как Ея Императорскому Величеству небезъизвестно уже, что бывшему в Москве Англичанину балансиру, во время ево действия от боярских людей причинены были своевольствы, того ради, таковые не могли б и ему, Локателли, показываны быть». Полицмейстерская канцелярия приказала: «В упреждение тех непристойностей, во все полицейские команды дать знать, а из оных обывателям явить с подписками, когда, кто на оных операх будет, то б они, находящимся при них служителям своим, накрепко подтверждали, чтоб они, в бытность при том оперном доме, никаких озарничеств и непристойностей не делали под опасением за то учинения с ними по указам. И в том за показанною подпискою не иной кто, как те их помещики, ответствовать будут должны».

Господин Локателли →


При использовании представленных на сайте материалов линк на наш проект «Мода и история театра» приветствуется! Размещенные на сайте статьи являются компиляцией множества справочных и литературных источников. Сотрудники проекта уважают права авторов и размещают тексты с разрешения правообладателей. Если найдете ошибку в статьях или дизайне, просьба сообщить .





Copyright 2011-2017 © SBL