История моды маски куклы костюма

Алла Назимова

Алла Яковлевна Назимова (настоящее имя Мариам Идес Левентон) – русская театральная актриса, американская киноактриса, продюсер и сценаристка. Родилась 22 мая 1879 года в Ялте в еврейской семье зажиточного аптекаря Якова Абрамовича Левентона и Софьи Львовны Горовиц. В 1890-1893 годах девочка училась в Ялтинской женской прогимназии (в документах она фигурирует под именем Аделаида Левентон). В 1894 году Аделаиду отправили учиться в католический пансион в Одессе, там она одновременно обучалась в музыкальных классах Одесского отделения Императорского Русского музыкального общества по классу скрипки К. А. Гаврилова. В Одессе у нее впервые пробудился интерес к сцене.

В 1896 году она уехала в Москву, где в дальнейшем под псевдонимом Алла Назимова стала брать уроки у К. С. Станиславского в школе актёрского мастерства при Московском Художественном театре. Как пишут в книге «50 великих женщин» Виталий Вульф и Серафима Чеботарь: "В Москве она переехала в дешевые меблированные комнаты, где отрабатывала плату за жилье уборкой. С голода она начала подворовывать еду у соседей, даже пыталась торговать собой. К счастью, красивую девушку взял на содержание богатый любовник, запойный пьяница, – он снял для Аллы приличное жилье и даже давал ей кое-какие деньги."

Алла Назимова
Алла Назимова, 1908 год
Алла Назимова в спектакле Марионетки
Алла Назимова в спектакле Марионетки, 1912 год

В 1899 году, разочаровавшись в манере преподавания Станиславского, Алла Назимова навсегда покинула школу МХТ и месяцем позже подписала контракт с Кисловодским театром. В Костроме, куда она приехала со труппой театра, встреча с знаменитым актером Павлом Орленевым резко изменила ее жизнь. Между актёрами вспыхнул бурный роман. Орленев собрал собственную труппу, где ведущей актрисой стала Алла, снова взявшая себе псевдоним – Алла Александровна Назимова. Она играла главные роли в «Братьях Карамазовых» и «Преступлении и наказании» Достоевского и с особенным успехом – в «Гедде Габлер» Генрика Ибсена, чья драматургия поразила ее еще во время учебы у Немировича. В 1904 году в составе театральной труппы они отправились на гастроли в Европу, где с блеском играли на сценах Лондона и Берлина. Публика с восторгом приняла Аллу, и вскоре она стала одной из ведущих театральных прим того времени.

В феврале 1905 года Назимова и Орленев уехали в Америку и провели на гастролях полтора года, представив публике классические постановки «Царь Федор Иоаннович» по пьесе Толстого, «Евреи» Чирикова, «Павел» Дмитрия Мережковского, «Лорензаччо» Альфреда де Мюссе и другие спектакли по пьесам Чехова и Ибсена. Менеджером труппы в этом турне была известная русская эмигрантка, анархистка, борец за права женщин и сексуальных меньшинств Эмма Гольдман. В мае 1906 года Орленев и остальная часть труппы вернулись в Россию. Назимова же осталась в США, где подписала контракт с легендарным театральным продюсером Ли Шубертом. Больше она никогда в Россию не приезжала.

Alfa Bank

13 ноября 1906 года в театре «Принцесс» состоялся дебют англоязычной актрисы Аллы Назимовой в одной из лучших ее ролей – Гедды Габлер. Театральный Нью-Йорк был покорен, газеты писали, что эта «хрупкая русская превзошла всех нынешних любимцев публики». И вскоре большинство ибсеновских пьес, принесших ей заслуженную славу, она играет в Театре на 39-й улице, который Шуберт назвал «Театр Аллы Назимовой».

Как пишут в книге «50 великих женщин» Виталий Вульф и Серафима Чеботарь: "На критиков произвел неизгладимое впечатление стиль игры, который Назимова приобрела в МХТе; о системе Станиславского в Америке только слышали. Назимову объявили «королевой трагедии», сравнивали с Элеонорой Дузе и Сарой Бернар. В учрежденном Фроманом фонде в помощь труппе участвовали такие столпы американского общества, как Дж. П. Морган, Э. Карнеги, сестра Теодора Рузвельта. Труппа с огромным успехом съездила на гастроли в Чикаго и Бостон, звезда Назимовой все ярче разгоралась над Соединенными Штатами."

На протяжении последующих лет Назимова активно играла на подмостках Бродвея и добилась большой популярности. Слава Назимовой стремительно росла. Пресса восхваляла ее «поразительную виртуозность», публика готова была носить ее на руках. Ее даже пригласили в Белый дом, где русская актриса встретилась с президентом США Теодором Рузвельтом. Ее заработки настолько возросли, что Алла смогла купить себе поместье под Нью-Йорком.

С мелодраматическим антивоенным водевилем «Невесты войны» Назимова устраивает гастроли по всей Америке. А по ее возвращении продюсер Льюис Селзник и режиссер Герберт Бренон предлагают Назимовой исполнить главную роль в фильме по этой пьесе. Популярность фильма обеспечила Алле пятилетний контракт на невероятно выгодных условиях с Metro Pictures, которая в 1924 году слилась с Goldwyn Pictures и превратилась во всемирно известную студию Метро-Голдвин-Майер. Кинокомпания предложила актрисе фантастический гонорар – 13 тысяч долларов в неделю и право самостоятельно выбирать режиссера, сценарий и партнера для фильмов, тогда как звезда Голливуда Мэри Пикфорд получала только 10 тысяч долларов в неделю.

Алла Назимова фильм Дама с камелиями
Алла Назимова, фильм «Дама с камелиями», 1921
Алла Назимова фильм Кукольный дом
Алла Назимова, фильм «Кукольный дом», 1922

После Первой мировой войны Назимова, не прекращая играть в театре, снялась в главных ролях в мелодрамах «Чудесное явление», «Игрушки судьбы», «Из тумана», «Око за око» и «Красный фонарь». В 1920 году на экраны вышла её первая комедия «Миллиарды». Среди безудержно разгульной голливудской богемы ее называли «королевой киношлюх». Будучи много старше голливудских кинозвезд, Алла Назимова не только продолжала покорять мужчин своей красотой с экрана, но и жила в атмосфере постоянных сексуальных скандалов. Чарлз Брайант, который помогал ей в работе над другими картинами, не был единственным любовным увлечением Назимовой в Америке. В ее список входили богач Вандербильд, писатель Джером К. Джером, художник Ивановский, фотограф и оператор Ивано, актер Тайней. Ее всегда окружали молодые красавцы, однако в ее жизни были и женщины, в 1916 году Назимова познакомилась с известной феминисткой и лесбиянкой Мерседес де Акоста, которая ввела ее в круг американской гомосексуальной богемы. В числе любовниц Назимовой упоминались Таллула Бэнкхед, первая жена Валентино Джин Эккер, Мод Адамс, Эва Ле Галлиенн и Наташа Рамбова.

Как пишут в книге «50 великих женщин» Виталий Вульф и Серафима Чеботарь: "Лесбийские связи Назимовой, короткие, но бурные, быстро становились известны публике. В Голливуд она приехала со своей очередной пассией – Брайант даже был вынужден поселиться в отдельном доме на территории поместья. Особняк Аллы стал своеобразной Меккой для актеров нетрадиционной ориентации – это неофициальное сообщество называли «Клуб 8080». Говорили, что Алла соблазнила Милдред Харрис, первую жену самого Чарли Чаплина. Позже Назимова сошлась с художницей-декаденткой Уинифрид Шонесси, которой ее последний сожитель, русский танцовщик Федор Козлов, придумал модный псевдоним – Наташа Рамбова. Вместе с Наташей Алла собиралась ставить фильм «Афродита» по пьесе Пьера Луи. «Метро» запретила эту постановку, заявив, что в сценарии слишком много эротики и насилия. Вместо этого Назимовой предложили сыграть главную роль в экранизации «Дамы с камелиями» Александра Дюма-сына. Партнером по фильму стал начинающий актер Рудольфо Валентино. Итальянский эмигрант, подрабатывающий платными танцами и эпизодическими ролями в кино, неоднократно пытался пробиться в салон Назимовой, но Алла не желала пускать на порог этого «итальянского жиголо». Однако после фантастического успеха фильма «Четыре всадника Апокалипсиса» – его первой крупной роли – с Валентино стали считаться. Его томные глаза, тонкие красивые руки, а главное, тот невероятный сексуальный заряд, который исходил от Валентино и в жизни, и на экране, быстро сделали из молодого эмигранта ярчайшую звезду. Весь тот ореол, который сложился вокруг образа мачо, «латинского любовника», – единоличная заслуга Рудольфо Валентино. Поговаривали, что роль в «Даме с камелиями» Валентино получил, только когда показал Назимовой, на что он способен в постели. И это так понравилось Алле, что во время съемок она не отпускала его от себя ни на шаг – их эмоции на экране вовсе не были только актерской игрой."

Со временем популярность Назимовой стала падать. Казалось, Назимова устала: ее игра стала натужной, манерной, возраст становился все заметнее. В результате студия «Метро» не стала возобновлять с ней контракт. Почти все свои сбережения (порядка  300 тысяч долларов) Назимова вкладывает в аренду небольшой студии Роберта Брайтона на авеню Мельроз и два фильма, снятые там, – «Кукольный дом» и «Саломею» (1923). Но обе картины провалились. Зато сейчас их считают классикой американского кино.

У нее началась глубокая депрессия, работа не ладилась, денег было все меньше. В письме она писала: «Какой глупой, какой негармоничной оказалась моя жизнь… Когда я приехала в Америку, мне так повезло, что я даже испугалась. И вот теперь удача отвернулась». Алла поехала в Париж, где справила свой 46-й день рождения. Но Назимовой снова не повезло. Некая Джин Адаме предложила превратить ее особняк «Сад Аллы» в отель, суля большие прибыли; однако вскоре она исчезла, оставив огромные долги. После расплаты с кредиторами Алла осталась практически без гроша. Аллу поддерживала лишь старая приятельница, бывшая суфражистка Эдит Лакетт. Когда у Эдит родилась дочь Нэнси, она попросила Аллу стать крестной матерью. В свое время Нэнси выйдет замуж за актера Рональда Рейгана – будущего 40-го президента США.

Голливудская карьера Назимовой клонилась к закату. И Алла снова решается изменить свою жизнь. Она уезжает в Англию, где пресса после ее спектаклей захлебывается восторгом: «Мэри Пикфорд талантлива, но Назимова – гениальна!» После заокеанского успеха Ева Ле Галлиен, актриса, с которой у Назимовой был роман десять лет назад, пригласила ее в свой театр – она руководила Civic Repertory Theatre в Гринич-Виллидж, и ей нужна была актриса с именем. Денег обещала мало, зато предложила главную роль в «Вишневом саде» – пять лет назад Ольга Книппер-Чехова в этой роли покорила Нью-Йорк. Алла оказалась достойной соперницей: ее исполнению роли Раневской театральный Нью-Йорк рукоплескал стоя. Здесь в Civic Repertory Theatre, работала 19-летняя Глеска Маршалл, которая без памяти влюбилась в Аллу. Они сошлись и до самой смерти Назимовой были неразлучны.

В начале 1940-х Алла Назимова вновь приходит в кинематограф. Но теперь ее роли далеко не главные, хотя она по-прежнему остается звездой и превращает свой выход в маленький спектакль: у Мервина Ле Роя в «Побеге» (1940), у Рубена Мамуляна в «Крови и песке» (1941), у Роланда Ли в «Мосту через реку Сан-Луис» (1944), у Винсента Шермана в «Нашем времени» (1944) с Михаилом Чеховым и множеством других русских эмигрантов, у Джона Кромвелла в фильме «С тех пор, как ты ушла» (1944). Роли породистых аристократок, преимущественно почему-то польских графинь, преследовали ее в конце жизни. В это же время Назимова начала писать мемуары… После 65 лет она начала страдать головокружениями. 30 июня 1945 года ей стало плохо, ее отвезли в госпиталь «Гуд Самеритен», где поставили диагноз – коронарный тромбоз. Алла Назимова, русская актриса Голливуда, реформатор театра и кино Америки, умерла 13 июля 1945 года в Лос-Анджелесе. Ее похоронили рядом с другими звездами немого кино на кладбище Форест-Лаун в Глендейле, штат Калифорния. Актриса была удостоена звезды на голливудской «Аллее славы».

Далее ► Ангелина Степанова

Главная ► Мода и история театра