История моды маски куклы костюма

Живая страда репетиций

А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

Самое важное для режиссера – уменье подойти к душе актера...
Е. Б. Вахтангов

Очевидцы рассказывают, что Константин Сергеевич Станиславский на репетициях напоминал рулевого за штурвалом. Руки – на спинках двух стульев. Весь подался вперед. Весь – внимание, зоркость.

Горячая и живая страда репетиций театральной постановки длится несколько месяцев подряд. Иногда – год, иногда – годы. («Маскарад» М. Лермонтова на сцене бывшего императорского Александринского театра готовился целых шесть лет.) Репетиционный процесс, переменчивый, сложный, мучительный и радостный, знает несколько последовательных этапов, в результате которых режиссерский замысел, видение будущего спектакля обретают плоть, осязаемость, зримость!

Работа начинается с коллективной читки, с собеседования за столом, с интенсивного обмена мнениями между постановщиком и исполнителями, когда уясняются, обговариваются особенности пьесы, определяется самое главное, существенное в ней – зерно, когда производится действенный анализ драмы, рассматриваются ее конфликты, этапные, ключевые события в развитии действия, первоначальные характеристики персонажей, природа их взаимоотношений.

Репетиция Режиссер Анатолий Эфрос, актеры Ольга Яковлева и Олег Даль
На репетиции. Режиссер Анатолий Эфрос, актеры Ольга Яковлева и Олег Даль.

Следующий этап – репетиции в выгородке (ширмы, стол, стулья, расставленные в соответствии с будущей декорацией, той, что появится в окончательном варианте на сцене). Анализ пьесы продолжен, соединен с действиями актеров. Многие из сегодняшних режиссеров – М. О. Кнебель, ученица Немировича-Данченко, А. В. Эфрос и другие – используют этюдный метод, «сверхпрактическую», по выражению Эфроса, вещь, когда, еще не зная точности реплик, актер свободно импровизирует в предлагаемых пьесой обстоятельствах.



Г. А. Товстоногов этюдами пользуется мало, чаще всего тогда, когда просит исполнителя показать, что было с его героем непосредственно перед эпизодом или сценой в спектакле. Иногда эти предварительные импровизации так интересны, что режиссер включает их в спектакль.

На репетициях в выгородке точнее и глубже уясняется сверхзадача пьесы и спектакля, их «основная, главная, всеобъемлющая цель», которой будут подчинены стремления каждого исполнителя, их большие и малые задачи, все вплоть до малейших, второстепенных деталей. Определив зерно и сверхзадачу, режиссер совместно с актерами прослеживает сквозное действие, которое, «последовательно развиваясь в определенном направлении, как бы стремится к конечной, поставленной автором цели» (Станиславский). В прямой связи со сквозным действием выстраивается действенная линия каждой роли, логика и последовательность поступков персонажей. Завязывается живое, творческое общение между партнерами, намечаются подтексты реплик, вторые планы ролей, рождаются первые робкие намеки будущих красок в образе.

Здесь начинаются поиски мизансцен – наиболее оправданного и выразительного расположения фигур относительно друг друга в будущей декорации. В зависимости от замысла, от стилевого решения спектакля они могут быть жизненно-правдоподобными, но могут нести в себе и образно-символическое звучание, метафорическое обобщение. От репетиции к репетиции ведет режиссер актера, стремясь, чтобы самая сложная, самая необычная, далеко отстоящая от простого жизнеподобия мизансцена стала удобной исполнителю, необходимой ему, собственной, своей.

Далее → Репетиционное мастерство режиссера



Главная → Мода и история театра

Top Mail.ru