ИСТОРИЯ МАСКИ, МОДЫ, КУКЛЫ И КОСТЮМА
История костюма История русского театра Куклы и сцена Маски и театр
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

Первая кукла Первой Девочки


Парадоксы встречают нас на каждом шагу и при рассмотрении исторического развития театра кукол. Мы еще остановимся на проблеме понимания этого искусства в разные времена разными народами. Единственный пример. Историки нашли интересное объяснение первой попытке человека сделать движимым недвижимое ранее изображение бога — застенчивость человека. Человек ведь уже в первобытности своей умел петь, танцевать, рисовать, изображать других людей. Человек придумал себе (бога или, поначалу, множество богов, которые по его представлениям, охраняли его очаг, урожай, племя. Но человек побоялся или постеснялся сыграть бога: он считал его вершителем своей судьбы и судеб своих детей. Посчитал кощунственным. И придумал игру в предметы, игру в куклы — отличное, хотя, быть может, и не вполне убедительное объяснение, почему вдруг человеку понадобилась игра с предметом.

Джандуя

Джандуя или Джандуйя (Gianduja) — один из персонажей итальянской Комедии дель арте, типичный представитель Турина и Пьемонта вообще. Это честный крестьянин из глубинки, который любит вино, вкусно и сытно поесть и красивых девушек, однако, предан своей возлюбленной прекрасной Джакометте. Он родом из графства Кальянетто, и его имя на диалекте звучит как "Gian d'la dojia", что означает "Джан-бездельник."

А японский театр кукол? На сцену выходят люди в черных капюшонах, которые в открытую ведут кукол, каждую — три, четыре человека. Эти куклы изображают совсем не богов. Нам они представляются натуралистическим изображением обычного человека, художественной копией. Куклы — в половину человеческого роста. С большим количеством сочленений. Люди на коленях, согнувшись, в неудобных позах ведут руки, ноги, головы своих кукол. Сложная, кропотливая работа!

Чего стесняются эти люди? Почему бы им самим не распрямиться и не сыграть то самое, что они пытаются делать при помощи кукол — копий самих себя?

Историки накопили сотни драгоценных фактов из жизни театра кукол, сохранили тысячи поразительных документов. Но мы не сможем, наверное, определить во всей полноте, что такое вообще театр кукол, до тех пор, пока мы не обнаружим четкой и аргументированной классификации и дифференциации всех тех разнородных, а подчас и противоборствующих явлений, которые объединены сегодня таким емким и таким расплывчатым названием.

Нам недостает знания чего-то важного. Очевидно, закона. Закона, который был бы одинаково применим к искусству античного кукольника Потейна и к театру Сергея Образцова, спектаклю японцев, французов, яванцев, занзибарцев. А что же история? Разве не помогает она понять хотя бы основные закономерности этого искусства?

Иногда кажется, что ответ лежит где-то рядом, на поверхности. Как и в каждом искусстве, взлеты и падения, за обожествлением — годы нищенского забвения. Театр кукол в течение тридцати шести веков меняет формы, одежды, пристрастия, но всегда сохраняет себя как самостоятельное и живое искусство. Почему же все-таки он необходим людям? Может быть, объяснение тому — в разгадке его происхождения?

Теорий происхождения несколько.
В XIX веке попытку разгадать специфику театра кукол сделал французский писатель Шарль Нодье. В двух статьях, опубликованных в ноябре 1842-го и в мае 1843 года в «Revue de Paris», он предположил, что первая кукла Первой Девочки (прекрасная литературная метафора) была подлинным прообразом марионетки. Нодье исходил, естественно, из того, что Первая Девочка не могла не изобрести эту первую куклу просто в силу своего инстинкта материнства. Кроме того, он пытался доказать, что взаимодействие этой Девочки и этой куклы содержат в себе не только прообраз театра, но и вообще начало всякой драматургии. Нодье назвал «Драмой куклы» тот милый, придуманный им разговор, который вела эта Девочка со своей куклой, по ее воле оказавшейся ленивицей, лакомкой, болтушкой.



«Театр кукол произошел из игры детей». Это казалось не только смелым, но и бесспорно верным определением. Кто же усомнится: нет детства без игры и игрушки. Шарль Нодье добавлял к тому же решающие, с его точки зрения, научные доказательства: прежде всего — увлечение этим искусством древних. Детство человечества, заря человечества казались многим царством наивного, инфантильно-доброго отношения к миру. Непредвзятая чистота ребенка с его простыми формами выражения мира становилась для многих вернейшим прообразом, прародителем кукольного театра.

Такое объяснение очаровало большинство из современников Нодье прежде всего своей простотой. Если можно было трактовать страсть человека к театру кукол как реализацию неизжитого комплекса детства, стало быть, в самой страсти человека к игре с куклой (в частности) и следовало усмотреть главный творческий импульс этого искусства.

Определение Нодье было поддержано многими учеными, литераторами, педагогами. Идея формулирования закона, казалось, носилась в воздухе. Некоторые литераторы, даже выдающиеся писатели, увлекавшиеся театром кукол, поддержали эту идею. В уже упомянутой выше статье Нодье писал: «Если кукла полагает начало скульптуре, она же благодаря своим движениям обладает другими драгоценными свойствами. Ребенок сообщает ей жесты и манеры, ребенок заставляет ее действовать и сам говорит за нее, и таким образом возникает театр!» Точка зрения Шарля Нодье долго продолжала волновать умы.

Театральная кукла →



При использовании представленных на сайте материалов линк на наш проект «Мода и история театра» приветствуется! Размещенные на сайте статьи являются компиляцией множества справочных и литературных источников. Сотрудники проекта уважают права авторов и размещают тексты с разрешения правообладателей. Если найдете ошибку в статьях или дизайне, просьба сообщить .

Великие женщины XX века




Copyright 2011-2017 © SBL