ИСТОРИЯ МАСКИ, МОДЫ, КУКЛЫ И КОСТЮМА
История костюма История русского театра Куклы и сцена Маски и театр
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

Народные традиции и обряды


Народная смеховая культура издревле знала, как мы уже говорили, игру с куклой, игру с предметом, что явилось одним из самых плодотворных источников развития искусства играющих кукол. Ученые обратили внимание на то, что в обряде, особенно обряде календарном, постоянном, традиционном, непременно присутствовал некий предмет — символ языческого божества, который по-своему выражал стремление человека умилостивить таинственные силы природы.

Пьеро маска театра комедии

Французские актеры часто не носили маски, а только белили лицо мукой (это были так называемые маски барбулье), и даже игравшие классических персонажей актеры парижского Театра итальянской комедии предпочитали иногда играть без масок, как например играл, прославленный Арлекин, Анджело Константини (Меццетино).

Чучело из соломы почти величиной с человека, наряженное в женскую сорочку, плахту, намиста и венок из цветов; верба, увешанная лентами и венками, нарядная кукла под ней — принадлежность праздника Ивана Купалы, Березка, увешанная лентами, в троицын день и, наконец, главное действующее лицо на рождественских игрищах — коза, «восходящая, — как предположил Белецкий, — к козлиным, сатирическим маскам языческих Брумалий».

Народная традиционная обрядность на многие века сохраняет свое пристрастие к игре с куклой, москолудству; из века в век передаются не только драматургия праздника, его смысловые акценты, но и остаются нетронутыми сами предметы, куклы, символы.

Этот предмет становился центром праздника. Вокруг него собирались люди, устраивались игрища, пляски, песнопения, сам же он оставался, как правило, неподвижным. Если же в ритуал праздника и входили какие-либо движения, действия предметов (как, например, игра с козой, которую двигал человек, или сжигание масленичного «чуда»— соломенной куклы), они всегда носили откровенно театрализованный характер. Народной комике не нужны были таинства, некого и незачем было уверять в том, что коза движется сама, без помощи человека, а соломенная кукла, символ уходящей зимы, сама загорается, без специального факела и намеренного ритуала.

Народному празднеству всегда доставало и радостного возбуждения и активности фантазии. Все было заранее известно и заранее предопределено, и тем не менее втянутые в игру люди все переживали как бы впервые: эта радость питалась надеждой на лучшую погоду, лучший урожай, вообще на лучшие времена. Народный праздник — это продолжение жизни, он неотрывен от нее. Даже самые ирреальные, фантастические проявления этого праздника оставались связанными с той реальной почвой, которая предопределяла народную жизнь и ее миросозерцание.



Известно, что всякая религия, особенно на первых порах, когда ей еще приходится завоевывать внимание и веру прихожан, пользуется и народными образами и народными обрядами в своих целях. Многие из известных нам религий воспользовались и любовью человека к обыгрываемому предмету и его верой в магическую силу этой игры. Религия сделала и следующий шаг в постижении психологии праздника. Именно в недрах культа было освоено одно из поразительных свойств театра кукол—чудо оживающей на глазах зрителя мертвой материи. Это чудо религия попыталась окрасить тайной, загадочностью.

Религией, однако, было замечено: чудо только тогда становится чудом, когда «оживающая» мертвая материя обретает способность походить на живое существо — человека, когда движение наполняется характерностью, способностью сохранять тайну неожиданности.

Ученые любят приводить свидетельство великого Гомера, который утверждал, что в самые древние времена «у людей существовало представление о неподвижном материале, которому искусные мастера могли придавать различные формы, устраивая их таким образом, чтобы можно было подражать движениям и действиям живых существ».

Религией издревле была замечена и способность человека к живой и действенной фантазии, возбуждаемой этим поразительным чудом — приобретением человеческих черт мертвой материей. Именно поэтому, наверное, на смену неподвижным изображениям богов пришли движущиеся фигуры, которых служители культа заставили взаимодействовать, наделив их особым отношением друг к другу. Быть может, именно это и явилось прообразом первых спектаклей.

Театр кукол долгое время сохранял свои связи с культом. Не потому, наверное, даже, что он питался идеологией или образностью религии, а прежде всего потому, что взаимодействие с культом, так же как и родство с магией, сохраняло за ним право на тайну, на чудо, на потрясение. Маленькие фигурки стали не просто принадлежностью человеческой жизни, а долгое время оставались носителями тайны, особых, поразительных свойств. У многих народов память о первых кукольных представлениях сохранилась именно как одна из форм культовых представлений либо как одна из форм магии.

Теневой театр →


При использовании представленных на сайте материалов линк на наш проект «Мода и история театра» приветствуется! Размещенные на сайте статьи являются компиляцией множества справочных и литературных источников. Сотрудники проекта уважают права авторов и размещают тексты с разрешения правообладателей. Если найдете ошибку в статьях или дизайне, просьба сообщить .





Copyright 2011-2017 © SBL