ИСТОРИЯ МАСКИ, МОДЫ, КУКЛЫ И КОСТЮМА
История костюма История русского театра Куклы и сцена Маски и театр
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

Музыкальное сопровождение спектакля


Звук на сцене вступает во взаимодействие с музыкальным сопровождением (подчас в самых неожиданных сочетаниях). Иногда они сопутствуют друг другу одновременно. Иногда вырастает одна стихия из другой.

Постановщику А. Д. Попову с самого начала была очевидна музыкальность погодинской «Поэмы о топоре». Без музыки он не мыслил будущий спектакль. И в то же время в этой «производственной пьесе» должны были присутствовать рабочие, трудовые шумы и звуки.

«Я боялся, — пишет А. Д. Попов, — что звуки оркестра не вольются органически в атмосферу того, что изображается на сцене. Естественное и закономерное в шекспировском и мольеровском спектакле казалось мне чужеродным в пьесе Погодина. Потому я так долго мучился, пока не нашел приема введения музыки в спектакль. А нашел я его в постепенном переходе многообразных, мощных производственных шумов металлургического завода в звучание оркестровой меди.

Патетическая тема в оркестре началась как бы «за занавесом», из заводского грохота и лязга металла, которые меня так поразили на златоустовских заводах. Постепенно ослабевал этот шумовой занавес и обнажалась музыкальная тема в оркестре. Это происходило настолько постепенно, что трудно было уловить, когда же возникло звучание оркестра». Попов в этом случае поступил как новатор.



Самый неплодотворный путь использования музыки — путь иллюстрации, подсказа. (Грустно по действию герою — звучит грустная мелодия. Весело ему — веселая.) Музыка активный формообразующий элемент. Она может помочь найти общее решение, ритмы, тональность спектакля. (Так мучился А. Попов с комедией «Давным-давно» А. Гладкова, пока откуда-то из тайников сознания не всплыли ритмы полузабытой мазурки. И сразу все стало на место. Определился спектакль.)

Закономерно не прямое, а контрастное, контрапунктное включение музыкальной темы в сценическое действие. Так, например, использует музыку в своих спектаклях Г. А. Товстоногов. А вспомним классический пример мхатовских «Трех сестер»: какой бодрый, мажорный, мужественный марш звучит в финале («Музыка играет так весело, бодро...» — говорит Ольга), а жизнь героев кончена, задушена обывательской тиной старой провинциальной России.

Замечательный пример того, как нужно относиться к музыке в драматическом спектакле, являл собой музыкант и композитор Илья Александрович Сац. С 1906 года он заведовал музыкальной частью МХАТа. Он был автором музыки к «Драме жизни» Ибсена, «Жизни человека», «Анатеме» Леонида Андреева, «Гамлету», к другим работам Художественного театра 1900-х годов, и среди них к легендарной «Синей птице».

Не только волшебная сказка М. Матерлинка подсказала вкрадчивые, увлекающие загадочные, весело-печальные созвучия «Синей птицы», но, конечно, и прежде всего режиссерское решение Станиславского, близость и одушевление творчеством талантливых актеров Художественного театра (среди исполнителей «Синей птицы» были Москвин, Грибунин, Савицкая, Коонен, Халютина, Лужский, Бурджалов и другие). Эти взрослые и одаренные люди на репетициях «Синей птицы» как будто бы возвращались к собственному детству. Они наслаждались игрой в сказку, чистейшей верой в торжество света и радости. Их легкость, одушевление чудесным, живущую в человеке поэзию детства схватывал И. Сац, перенося это богатство в звуки музыки. Славе МХАТа немало способствовало творчество этого особенного и талантливого человека.

Игровая стихия и зрелищность спектакля →



При использовании представленных на сайте материалов линк на наш проект «Мода и история театра» приветствуется! Размещенные на сайте статьи являются компиляцией множества справочных и литературных источников. Сотрудники проекта уважают права авторов и размещают тексты с разрешения правообладателей. Если найдете ошибку в статьях или дизайне, просьба сообщить .





Copyright 2011-2017 © SBL