ИСТОРИЯ МАСКИ, МОДЫ, КУКЛЫ И КОСТЮМА
История костюма История русского театра Куклы и сцена Маски и театр
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

Миракль, мистерия, моралите


Историка и литературоведа Ольгу Михайловну Фрейденберг интересовало прежде всего происхождение театра кукол. Она оставалась в данной работе почти равнодушной к эстетическим свойствам этого искусства, и тем не менее, размышляя о его прошлом, она выводит если не закон, то одно из поразительных свойств этого театра — стремление фиксировать в зримых, вещных формах те идеи и те типы жизни, которые способны быть сформулированы в границах афористически четких и эстетически значимых. Говоря другими словами, Фрейденберг невольно обнаружила ту особенность, которую проявило «кукольное» искусство у своих истоков и которая впоследствии сложилась в эстетически совершенное, исторически значимое его качество.

Тарталья

Тарталья, заика — персонаж-маска итальянской комедии дель арте. Представляет южный (или неаполитанский) квартет масок, в который также входят образы-маски Ковьелло, Скарамуччи и Пульчинеллы. Изображая важного чиновника на государственной службе, Тарталья может быть судьей, полицейским, аптекарем, нотариусом или сборщиком налогов.

Именно стремление театра кукол выражать идеи в вещных формах и одновременно с этим способность вещей переживать поколения определили на века закономерность этого искусства как одного из самых стойких к изменениям времени, самого традиционного. Правда, эта мысль в опосредованной форме встречалась и ранее.

Наиболее интересна в этом смысле работа российского литературоведа, академика Александра Николаевича Веселовского «Старинный театр в Европе». Анализ идейно-эстетической природы искусства играющих кукол позволяет утверждать, что уже с древнейших времен театр кукол развивался в двух руслах и представлял собой пропагандистский, поучительный, воспитательный, с одной стороны, и театр народный, не только выросший из обряда, но и постоянно питающийся все обновляющей его народной «смеховой культурой».

В анализе двух ветвей развития театра кукол — а он их обнаруживает со всей очевидностью — Веселовский исходит из мысли, что народный театр, как и вообще народные обряды, всегда отличался преобладанием живого драматического начала, тогда как все порождения культа несли на себе печать поучительности и той морализации, которая убивает веселое, «живое драматическое начало».

Веселовский показывает, как «мирское», живая творческая мысль, время от времени проникая и в культовый театр, стремилась преобразить его, сделать более доступным естественному человеческому восприятию. Из всех известных Веселовскому типов представлений он в этой связи называет четыре: миракль, мистерию, моралите (искусство религиозное, а впоследствии и светски поучительное) и разновидности фарса как одного из самых ярких выявлений народного самосознания.

Веселовский связывает развитие культового театра кукол с тем поразительным историческим процессом, когда куклы, разыгрывая в Храме евангельские сюжеты, по существу, продолжали и по-своему укрепляли традицию языческой религии, поклонявшейся не одному, а многим богам. «Народные обряды, — пишет он, — уцелевшие от седой старины, связанные с поклонением стихийным божествам и тем не менее сохранившиеся, несмотря на внешнее торжество христианства», были неуязвимы, очевидно, прежде всего потому, что за ними стояла тысячелетняя традиция, незыблемо утверждавшаяся в сознании народа.



«Марионетки, сослужив важную службу духовному театру в ранний период его развития из церковно-драматических обрядов, долго поддерживали свою связь с ним, несмотря на преобладание в их репертуаре народного, светского направления; связь эта отразилась в особой, хотя и небогатой, мистериальной литературе, усвоенной марионетками. Во многих католических странах исполнение рождественского и пасхального обрядов надолго закрепилось за марионетками, естественно, что речи, произносимые скрытыми двигателями их, не могли остаться, как это было первоначально, повторением подлинных слов евангелия, а постепенно выделились в целые самостоятельные сцены. Раздвигаясь далее, они отражали в себе все пережитые духовной драмой видоизменения, переходя от изображения священных событий высшего разряда к чудесам святых и к религиозно-мистическим аллегориям.

Мистерия святой Аполлонии

Мистерия святой Аполлонии. Художник Жан Фуке. Около 1450 года.
На этой миниатюре французский живописец воспроизводит сцену из мистерии,
посвященную святой Аполлонии, которая приняла мученическую смерть за
верность христианству в 249 году нашей эры в Александрии Египетской.

Пьесы из Ветхого завета, изображавшие сотворение мира, потоп и другие библейские события, существовали у марионеток Англии до середины прошлого столетия, а Шекспир приводит заглавие одной из любимых марионетных пьес его времени. Пьеса эта, излагая в лицах притчу о блудном сыне, очевидно, принадлежала к разряду моралитэ. Некоторые типы древних английских марионеток заимствованы из современных им моралите и мираклей; это, например, аллегорические существа Old vice и Old Vanity, нередко вдающиеся в докторальные суждения о добродетели и праведной жизни. Пьесы, исполнение которых доверялось марионеткам, находились в теснейшей связи с рождественским обрядом, или, точнее сказать, с тою его частью, которая в Германии носит особое название kruppelspiel и которая дала начало польским яселькам и нашему вертепу. Оттого преимущественно содержанием названных пьес служит Рождество Спасителя, поклонение пастухов и волхвов, шествие их со звездою и т. д., и вокруг этого основного начала постепенно группируется ряд других евангельских событий и пьеса принимает характер хроники. Постепенно вытесняемая из церкви и теряющая притягательную силу в сравнении с широко развивающейся мистериальной сценой, марионетная драма находит на востоке Европы и в особенности у славян выход из критического положения и, усвоив себе миниатюрный подвижный театр, скопированный по устройству с Театра мистерий, долго еще живет в народе и, проникая в отдаленнейшие человеческие жилья и захолустья, поддерживает как бы пропаганду духовной драмы чуть не до наших дней».

Фарс в кукольном ящике →


При использовании представленных на сайте материалов линк на наш проект «Мода и история театра» приветствуется! Размещенные на сайте статьи являются компиляцией множества справочных и литературных источников. Сотрудники проекта уважают права авторов и размещают тексты с разрешения правообладателей. Если найдете ошибку в статьях или дизайне, просьба сообщить .





Copyright 2011-2017 © SBL