ИСТОРИЯ МАСКИ, МОДЫ, КУКЛЫ И КОСТЮМА
История костюма История русского театра Куклы и сцена Маски и театр
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

Метод физических действий актера в театре


Одним из основополагающих открытий Станиславского в последние годы его жизни, в период завершения монументальных трудов о работе актера в творческом процессе переживания и воплощения роли, стал «метод физических действий». Сцена переполнена чувством. Здесь (пользуясь словами А. П. Чехова) «сто пудов любви», ненависть, горе, страх, радость, отчаяние. Однако «нельзя играть, представлять чувства и нельзя непосредственно вызвать их в себе» (Станиславский). Нужно в каждый момент существования героя найти его физическое действие, волевое побуждение. Верное физическое действие, верно найденное «физическое самочувствие» (термин Немировича-Данченко) родят в душе актера нужное чувство. На репетициях режиссер ищет «волевой стержень» поступков и чувств героя и актера. В этом отыскании волевых устремлений героя и состоит существо действенного анализа, которым сегодня пользуются все современные режиссеры.

Итак — полная сосредоточенность в творческом процессе, духовная и мышечная свобода, вера в предлагаемые обстоятельства, всемерная мобилизация воображения, фантазии, «аффективной памяти», отыскание сверхзадачи роли, главных волевых устремлений героя, «метод физических действий» — вот далеко не полный перечень основополагающих моментов системы, действительно универсальной, пригодной театру любого направления и вида.

Режиссер Судаков Илья Яковлевич  Актер Михаил Тарханов  Актер Иван Москвин
Режиссер Судаков Илья Яковлевич
Актер Михаил Тарханов в роли Луки, спектакль «На дне» Горького
Актер Иван Москвин в роли царя Федора, спектакль «Царь Федор Иоаннович» А. К. Толстого

Может показаться, что актер на репетиции занят своей, отдельно взятой ролью. Целое же, весь спектакль — это сфера режиссера. Глубоко неверное утверждение. Действительно занятый «раскопками», исследованием, углублением характера своего героя, трудной задачей его образного и точного воплощения, актер вместе с тем ни на мгновение не должен забывать о всей пьесе как художественном и идейном целом, о постепенно вырастающем спектакле, в котором его персонаж займет строго положенное ему место.



Он, актер, должен ощущать целое, чтобы верно определить перспективу роли, верно расставить акценты, сохранить силы для решающих, кульминационных моментов, чтобы не отвлекаться по мелочам и неуклонно идти к общей гармонии. На репетициях «Горячего сердца» Станиславский вернул за стол, к беседе уже вышедших на сцену, много и долго работавших до него с режиссером Ильей Яковлевичем Судаковым артистов МХАТа Москвина, Тарханова, Грибунина, Шевченко с тем, чтобы еще раз пройти по пьесе всю перспективу их ролей.

Он спросил Тарханова-Градобоева, к чему стремится, чего хочет «хозяин спящего города Калинова»? Михаил Михайлович, не выходя из образа, «еле слышным, хриплым, шипящим голосом, наклоняясь всем телом к Станиславскому», как пишет присутствовавший на репетициях режиссер МХАТа Н. М. Горчаков, ответил: «... Губернатором... губернатором хочу быть...».
А Станиславский неожиданно поинтересовался: «А царем, царем быть не хотите?» Тарханов даже отшатнулся: «Чур, чур меня». Перекрестился, все оставаясь Градобоевым, сохраняя его голос, интонацию: «Да разве это может быть-то!..»

Константин Сергеевич: «Может. Из воевод в цари выходили, а чем вы не воевода. Губернатором легко стать, потом в министры попадете, а там то да се... Глядь и в государи выскочили!»
М. М. Тарханов: «Боже ж ты мой!»
Н. А. Подгорный [актер Художественного театра, игравший роль Аристарха. — В. М.]: «Вот это перспектива!» (Запись репетиции взята из книги Н. Горчакова «Режиссерские уроки К. С. Станиславского»).

Точно так же Станиславский переменил перспективу роли у В. Ф. Грибунина — Курослепова. Раньше было — выспаться вдоволь. Станиславский напомнил о капиталах, которые должны неуклонно преумножаться, пока хозяин спит. Грибунину мысль очень понравилась: «Верно! Очень верно. Хочу, чтобы никто не спал в доме, в городе, в уезде! Я буду спать, а вокруг пусть все бодрствуют и мой капитал преумножают! Вся губерния!».
Станиславский: «А если весь мир?»

И у Матрены, прежние перспективы были хотя и наглые, и агрессивные, но в плане житейском, обыденном — вполне возможные, достижимые: «чтобы Курослепов помер поскорей, завладеть всем его капиталом. Парашку выгнать, а Наркиса женить на себе». Станиславскому этого показалось мало. Не выходить замуж за Наркиса, а каждый год менять одного Наркиса на другого — вот это алчной и любвеобильной Матрене подходит.

Режиссер и работа актеров на репетициях →



При использовании представленных на сайте материалов линк на наш проект «Мода и история театра» приветствуется! Размещенные на сайте статьи являются компиляцией множества справочных и литературных источников. Сотрудники проекта уважают права авторов и размещают тексты с разрешения правообладателей. Если найдете ошибку в статьях или дизайне, просьба сообщить .

Великие женщины XX века






Copyright 2011-2017 © SBL