ИСТОРИЯ МАСКИ, МОДЫ, КУКЛЫ И КОСТЮМА
История костюма История русского театра Куклы и сцена Маски и театр
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

Кукольный театр Англии


Комедия «Каждый не в духе» была первоначально написана Бен-Джонсоном для небольшого театра марионеток в Сити. «Известен факт, что шекспировский «Юлий Цезарь» был поставлен в Лондонском театре кукол близ Тауэра».

Костюм принцессы

Ферриньи — флорентийский ученый, филолог, литературовед, театральный критик, который много лет по египетским, греческим и римским источникам изучал историю театра кукол. Очерк Ферриньи «Об античных марионетках», так же как и труд Йорика «История марионеток», опубликован в журнале «Маска», что, с одной стороны, служит дополнительным свидетельством пристрастия господина Крэга к театру кукол, с другой — гарантией серьезности изучения самого предмета.

Существует самое простое и самое банальное объяснение расцвета театра кукол в Англии XVII веке: «В 1642 году приказом от 2 сентября все театры в Англии были уничтожены, и это суровое распоряжение было закреплено Эдиктом от 22 октября 1647 года, но марионетки были определенно избавлены от этой чудовищной опалы. Весь репертуар больших театров, все прозаические произведения, музыка, оперы, оратории, драмы, трагедии и комедии попали в руки собственников кукольных театров. Бен-Джонсон указывает главным образом на двух наиболее прославленных собственников кукольных театров того времени, на одного, известного под именем капитана Под, бывшего в большой чести в 1599 году. И другого, по имени Кокли, появившегося несколько позднее. Ярым покровителем и защитником марионеток является некий Лангнорн Леттерхед, бывший тоже собственником кукольного театра». А театры ставили «Человеческий разум», «Диалог Див» Р. Грина, «Кровопролитие в Париже и смерть Герцога де Гиза» Х. Марло, целый ряд моралите, «священных драм», пьес на исторические темы, не говоря уже о пьесах В. Шекспира и Бен-Джонсона.

Думается, что развитие театра кукол всегда находилось в достаточно тесном контакте с другими зрелищными искусствами, и прежде всего драматическим театром. Быть может, именно эта точка зрения поможет пролить свет на многие из существующих и пока еще не решенных проблем театра кукол, в частности понять, какое же место занимает театр кукол в сложной системе зрелищных искусств, понять хотя бы основные взаимосвязи его с этими искусствами.

«Удивительное дело! — писал французский историк театра Шарль Маньян. — В истории деревянных актеров мы находим совершенно те же ступени развития, как и в истории истинной драмы. Действительно, скромный театр марионеток есть род театрального микрокосма, в котором повторяется и отражается в малом виде образ всей драмы и в котором глаз критика может с изумительною определенностью проследить совокупность тех же законов, по которым совершается развитие драматического творчества в человечестве».

Трудно не согласиться с Маньяном, тем более что с аналогичными суждениями мы можем встретиться и у других исследователей, в том числе и у выдающихся деятелей культуры. Интересную точку зрения предложил, например, Анатолий Васильевич Луначарский в 1918 году. Театральный отдел Наркомпроса выдвигает идею о повсеместном и максимальном развитии в молодом Советском государстве театра кукол.



В «Докладной записке» Наркомпроса 1918 года, (принадлежащей Луначарскому), в которой ставится вопрос о «возвращении театра народу», среди основных мероприятий этой акции о возрождении старого русского Петрушки, «а через него игрища скоморохов, веселых людей», театр кукол в этом документе рассматривается отнюдь не как явление, изолированное от других зрелищных искусств, а как эстетическая «база для выработки характера» других народных зрелищ. «Легко осуществимый технически, тесно связанный всеми своими элементами с народным творчеством, он будет служить пробным камнем для установления истинного народного репертуара и для выработки тех театральных приемов, которые приведут к неразрывному слиянию сцены с народной аудиторией».

Быть может, и нам следует согласиться с Маньяном или сделать то же самое, что сделал некогда П. Ферриньи, один из литературных сотрудников английского теоретика театра Генри Крэга по его альманаху «Маска», который написал: «Были ли марионетки порождением драматической формы или, наоборот, драматическая форма произошла от них? Неразрешимая задача! Единственное, что можно с уверенностью утверждать» — это что они существовали одновременно, что в одно и то же время и даже очень часто в одном и том же месте в присутствии одних и тех же зрителей марионетки представляли трагедии, комедии и фарсы, дерзая затрагивать те же важные общественные вопросы, стараясь разрешить те же моральные, политические или юридические проблемы, прославляя или критикуя те же личности, вызывая, как и настоящие актеры, ужас, содрогание, негодование, смех и аплодисменты».

Портретная кукла →



При использовании представленных на сайте материалов линк на наш проект «Мода и история театра» приветствуется! Размещенные на сайте статьи являются компиляцией множества справочных и литературных источников. Сотрудники проекта уважают права авторов и размещают тексты с разрешения правообладателей. Если найдете ошибку в статьях или дизайне, просьба сообщить .

Великие женщины XX века






Copyright 2011-2017 © SBL