ИСТОРИЯ МАСКИ, МОДЫ, КУКЛЫ И КОСТЮМА
История костюма История русского театра Куклы и сцена Маски и театр
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

Драматургия новых героев


Советская драматургия — драматургия утверждения новых героев, новых конфликтов — в пору своего начального возникновения шла непроторенными, неведомыми путями. Богатство своих человеческих биографий, знание новой революционной действительности молодые авторы зачастую не умели выразить в форме драмы. Это положение было естественным на начальных этапах, но оно не могло и не должно было стать постоянным правилом. Первые советские драматурги осваивали художественные формы, секреты литературного письма своих великих предшественников, они создавали и свои, новые законы, новые качества новой советской драмы. И здесь на помощь им шел театр — коллективы, традиции большой культуры, и молодые, революционные коллективы, крупнейшие режиссеры и актеры нашей сцены.

«Мне кажется, — писал А. Д. Попов в своих «Воспоминаниях и размышлениях», — что вопрос нелегкого перехода театров на современный революционный репертуар и успешность этого перехода в те годы целиком зависели от того, насколько тот или иной театр были измучены ожиданием современной пьесы. От этой тоски по новой теме, по новому социальному герою целиком зависел и успех работы с автором».

Когда драматург Лидия Николаевна Сейфуллина прочитала впервые свою «Виринею» в Доме Герцена на Тверском бульваре, все присутствующие — друзья, литераторы, актеры, режиссеры — были потрясены тем, как эта маленькая женщина с большими лучистыми глазами знает революционную сибирскую деревню. Чувствовал это и сидевший в зале режиссер Алексей Попов. Но он же, человек театра, понимал, что в таком виде огромная, пухлая пьеса, чтение которой окончилось далеко за полночь, невозможна к постановке.

Драматург Лидия Сейфуллина
Драматург Лидия Сейфуллина

И все-таки, не зная, как выбраться из хаотического нагромождения лиц и сцен, но веря, что выход будет найден, Попов пьесу взял, добровольно «обрекая» себя на мучительную работу. Потому что «всем своим существом ощущал рождение нового на театре, того самого, чего мы, режиссеры и актеры... ждем, измучились в ожидании».



Активная редактура пьес в процессе работы над спектаклем, кардинальные переделки драматургии новых героев, первые, вторые, третьи редакции («Виринея» в Театре имени Вахтангова была заново выстроена и сокращена вдвое) — обычная театральная практика 20-х годов.

Сложнейшую работу проделал МХАТ над первым вариантом «Бронепоезда 14-69». Достаточно сказать, что в повести руководитель большевистского подполья Пеклеванов был всего лишь одним из героев, главное место отводилось крестьянской, мужицкой стихии. Город, рабочие-революционеры просили помощи у мужицкого вождя Вершинина. В результате работы над пьесой в театре, личного участия К. С. Станиславского Пеклеванов стал центром пьесы и спектакля.

Станиславский особенно настаивал: «Надо, чтобы в каждой картине хоть один раз прозвучало его имя, его фамилия — Пеклеванов... Это посланец Ленина. Через него дух Ленина пронизывает пьесу и должен наполнить наш спектакль... Главный — Пеклеванов. Это идейный центр пьесы. Не было бы Пеклевановых — не было бы и Вершининых».

Авторы пьес и театр →


При использовании представленных на сайте материалов линк на наш проект «Мода и история театра» приветствуется! Размещенные на сайте статьи являются компиляцией множества справочных и литературных источников. Сотрудники проекта уважают права авторов и размещают тексты с разрешения правообладателей. Если найдете ошибку в статьях или дизайне, просьба сообщить .





Copyright 2011-2017 © SBL