ИСТОРИЯ МАСКИ, МОДЫ, КУКЛЫ И КОСТЮМА
История костюма История русского театра Куклы и сцена Маски и театр
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

Бытовая кукла


Мы чрезвычайно мало знаем о характере тех кукол, которые являлись героями первых театров в самом прямом смысле этого слова. Многое мы можем понять из описаний бытовых игрушек, тем более что ученые до сих пор спорят, являлись ли эти игрушки предметами быта, или они достались нам в наследство от театральных зрелищ. На основе изучения коллекций европейских этнографических и исторических музеев игрушки Йорик утверждает: «В Греции не было дома или семейства, у которого не имелось бы небольшой коллекции «кукол» в виде убранства комнат или украшения стола. Наиболее искусные мастера Афин, Мегары, Эфеса состязались в пластическом искусстве и чудесах механики, выделывая небольшие статуэтки, отличающиеся изяществом стиля и вкусом, присущим этим художникам древних времен».

Костюмы Буратино и Мальвины

Бураттино — второстепенный персонаж-маска итальянской комедии дель арте, один из дзанни; отвергнутый любовник, добрый, сентиментальный, но глуповатый и безвольный слуга; шут. Бураттино не имел большой популярности на сцене и перекочевал в кукольный театр, где стал известен. Эта кукла получила большую популярность в России благодаря сказке А. Н. Толстого «Золотой ключик, или Приключения Буратино».

У Маньяна мы находим описания подобных кукол, относящихся не только к времени расцвета Греции и Рима, но и ко временам расцвета Египта. «Нет сомнения, пишет он, — что египтяне, подобно нам, забавляли детей паяцами, зверями и другими игрушками, двигавшимися на пружинах. В Луврском музее есть небольшая египетская ладья с восьмью матросами; двое стоят на корме и на носу, а остальные шестеро сидят по обе стороны ладьи, и каждый держит обеими руками весло; у гребцов руки подвижные. В том же собрании есть несколько других деревянных игрушек, найденных в фивских и мемфисских гробницах; все они очень грубой работы. Две изображают или, скорее, должны изображать нагих женщин. Голова, столь же безобразная, как туловище и конечности, представляет самый резкий египетский тип. Руки сочленены в плечах и прикреплены на колках. Другие две игрушки изображают людей, занятых какою-то работою. Один сидит на корточках; левая рука сплочена с туловищем, правая же сочленена в плече и держит род резака, который, вероятно, приводился в движение посредством ниточки. У другого обе руки движутся и ужасно длинны, он опирает их на какой-то предмет, имеющий вид полушара, который можно было заставлять его повышать и опускать, дергая ниточку. В Лейденском музее есть деревянная игрушка в таком же роде и такой же грубой работы; это также нагнувшийся работник, и руки и ноги его сочленены в плечах и в пахах. Посредством ниточки можно придать ему движение человека, стирающего белье или месящего тесто. Там же хранится миниатюрное изображение крокодила, у которого нижняя челюсть открывалась и закрывалась. Эти простые игрушки с точки зрения искусства так же мало ценны, как немецкие, так называемые нюрнбергские игрушки, должны, однако же, вести к предположению, что в Египте делались подобные вещицы лучшей работы, назначенные для потехи взрослых».

Маньян приводит ряд примеров бытовых кукол, предназначавшихся, очевидно, для украшения интерьера. Описывая их, он восторгается не только материалом, из которого они сделаны (слоновая кость), но и качеством отделки. И несмотря на его утверждение, что Египет знал кукол лишь в применении «к религиозным обрядам и детским забавам», нам следует обратить внимание на неоднократные указания Маньяна о том, что куклы, адресованные детям, были грубой работы.



Очевидно, уже тогда было угадано свойство ребенка замечать и отмечать главное, существенное и это главное выделять особым приемом, формой, качеством отделки; угадана способность ценить не натуралистически выделанное скульптурное изображение человека или животного, а некий чурбан лишь с намеченными чертами, чтобы оставалось место фантазии, способной дополнить, дорисовать, дочертить героя в своем воображении. (А кроме того, конечно, и свойство детей ломать эти игрушки).

Шарль Маньян не случайно описывает игрушки, которые все-таки, очевидно, не имеют к театру прямого отношения. Он подчеркивает, однако, что эти игрушки дают некую отдаленную возможность представить себе, каковы же были их родичи, куклы-актеры, игравшие в театрах, не сохранившиеся, к сожалению, до нашего времени, о которых остались только свидетельства и немногие описания.

История марионеток →



При использовании представленных на сайте материалов линк на наш проект «Мода и история театра» приветствуется! Размещенные на сайте статьи являются компиляцией множества справочных и литературных источников. Сотрудники проекта уважают права авторов и размещают тексты с разрешения правообладателей. Если найдете ошибку в статьях или дизайне, просьба сообщить .

Великие женщины XX века





Copyright 2011-2017 © SBL