ИСТОРИЯ МАСКИ, МОДЫ, КУКЛЫ И КОСТЮМА
История костюма История русского театра Куклы и сцена Маски и театр
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

Кукольные сценки в 20 веке


С наступлением XX столетия «Комедия о Петрушке» начинает быстро разрушаться. Причин для этого было более чем достаточно. Прежде всего этому способствовал предельно жесткий контроль властей, доходивший до прямых гонений и запретов. Блюстителей порядка и нравственности раздражали крамольное содержание некоторых сцен, грубость и циничность выражений, аморальность поведения героя. Уличный актер все время должен был быть настороже. Заметив среди зрителей людей, одетых «по-господски», он спешил смягчить текст или действие некоторых сцен, а иногда и вовсе их опускал. Поэтому до нас и не дошли сцены с монахом, а в более поздних текстах «Петрушки» фигура городового (квартального, околоточного) часто заменяется более нейтральной в социальном плане фигурой «капрала», то есть иностранца, над которым потешаться не возбранялось. К сожалению, комедия от этого утрачивала злободневность, остроту, становилась пресной, несмешной, неинтересной и, в общем-то, бессмысленной. Кроме того, у балаганных и уличных актеров появился грозный конкурент — кинематограф. Положение Петрушки еще более ухудшилось, когда началась первая мировая война. Голод и разруха охватили Россию; народу было не до развлечений и Петрушка катастрофически быстро терял своих зрителей.

Кукольникам приходилось как-то приспосабливаться к новым условиям. И чтобы заработать на кусок хлеба, они все чаще начинают играть свою комедию перед «благовоспитанной» детской аудиторий. Их приглашают на детские праздники, новогодние елки; летом они ходят по дачам. Естественно, что в таких условиях текст и действие многих сцен неизбежно менялись. Петрушка становился почти пай-мальчиком. Он размахивал палкой, но уже никого не убивал, а лишь прогонял своих партнеров, он уже обходительно-вежливо разговаривал с полицейским, его «свадьба» превратилась в простой танец с невестой. Не могло быть и речи о том, чтобы поиздеваться над ханжеством чернеца. Об этом вырождающемся Петрушке можно судить по дешевеньким брошюркам «для детского чтения», выпускавшимся в конце XIX—начале XX века многими издателями. Эти причесанные, приглаженные тексты — лишь бледная тень настоящего Петрушки, лишенного его грубой, но сочной, образной простонародной речи, крепких, «облегчающих душу» словечек и выражений, острых, «аморальных» ситуаций. Комедия утратила свою сатирическую сущность и свою главную идею — идею о неминуемой расплате за содеянное зло, когда это «зло» было вытравлено из комедии. Как только Петрушка перестал быть «аморальным», перестала «работать» и финальная сцена возмездия, она стала совершенно бессмысленной.



С наступлением 20 века Петрушка не выдержал такого насилия. Лишившись главных черт своего характера, потеряв своих основных партнеров, утратив остроту ситуаций, он захирел и скоро стал никому не нужен. Его попробовали возродить в агитационных спектаклях первых послереволюционных лет, затем — в воспитательных представлениях для детей. Но его «данные» не соответствовали духу и характеру этих спектаклей, и его пришлось заменить другими героями. История Петрушки на этом закончилась. Он остался жить лишь в воспоминаниях современников, в записанных текстах, в названии балета Стравинского да в технике современного отечественного театра кукол, продолжающего использовать перчаточные куклы. Многие кукольники называют их у нас «петрушками» — собственное имя Петрушки стало нарицательным, как это произошло во Франции с именем лионского Гиньоля.

Куклы-марионетки на русской сцене →



При использовании представленных на сайте материалов линк на наш проект «Мода и история театра» приветствуется! Размещенные на сайте статьи являются компиляцией множества справочных и литературных источников. Сотрудники проекта уважают права авторов и размещают тексты с разрешения правообладателей. Если найдете ошибку в статьях или дизайне, просьба сообщить .





Copyright 2011-2017 © SBL