ИСТОРИЯ МАСКИ, МОДЫ, КУКЛЫ И КОСТЮМА
История костюма История русского театра Куклы и сцена Маски и театр
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

Кукольники династии Лано


Эстрадно-цирковые марионеточные программы сложились в Соединенных Штатах под прямым влиянием английской кукольной традиции, английских трупп, выступавших в больших городах Восточного побережья. Но в XIX веке в потоке прибывающих иммигрантов все чаще встречались кукольники из других стран. Они везли в мешках и сундуках традиционных кукол своей родины, надеясь с их помощью разбогатеть, добиться благополучия, которого им не принесла на земле отцов их профессия. Итальянцы привозят закованных в железные доспехи рыцарей из сицилийского цикла «Орландо фуриозо» («Неистовый Орландо»), немцы и австрийцы — своего «Касперле», греки и турки — «Карагёза», китайцы — свои походные ширмы «будайси» («театр в мешке») и теневой театр «пиинси». И перед всеми иммигрантами-неангличанами встает очень серьезная проблема — проблема языкового барьера.

Многие оказались не в состоянии его преодолеть и вынуждены были расстаться со своей прежней профессией, зарабатывать на жизнь чем-то иным. Некоторые из этих кукольников, оседая в больших городах и поселяясь там в национальных кварталах, продолжали показывать свои представления на полупрофессиональной или чисто любительской основе, сохраняя в представлениях оригинальный язык, стиль, сюжеты, собирая в своей театр соседей-соотечественников. Небольшая часть приехавших за океан кукольников, как правило, более молодых, предприимчивых, более гибких во взглядах на ремесло отцов, преодолевали языковой барьер обходным путем: приспосабливаясь к иноязычной публике, они прежде всего отказывались от диалога, переходили на пантомиму, песенные и трюковые номера.

Эти кукольники почти всегда работали в одиночку, старались держаться подальше от больших городов с искушенной публикой, бродили по диким окраинам, глухим уголкам, иногда присоединялись к бродячим цирковым труппам, в программе которых показывали несколько номеров. Типичным примером таких «выживших», сохранивших профессию отцов, успешно приноровившихся к американской жизни актеров служит история итальянской по происхождению семьи Лано. Ее рассказал Дэвид Лано, последний в этой семье потомственный актер, в книге «Я — бродячий комедиант», изданной Мичиганским университетом в 1957 году.

Первым кукольником, о котором сохранилась в семье память (но, видимо, не первым в их роду), был итальянец Энрико Лано. Он жил в Милане, давал уличные представления в городе и его окрестностях, умер в 1802 году. О его семье Дэвиду Лано было известно только то, что один из сыновей Энрико — Альберто Лано — унаследовал ремесло отца. Однако, в отличие от отца, прожившего всю жизнь на одном месте, Альберто не ограничивался выступлениями в одном Милане, он бродил по всей Европе: играл в Австрии, Испании, Португалии, Англии. В это время он встретил цирковую актрису, датчанку по происхождению, и они поженились. В 1825 году эта полуцирковая-полукукольная, полуитальянская-полудатская семья отправилась в Америку. Альберто знал по-английски всего четыре слова: «хау мач», «уотер», «хэнгри» («сколько стоит», «вода», «голоден»). Но он был еще сравнительно молод, полон энергии, у него была дюжина итальянских марионеток и красный плюшевый занавес, на котором была вышита сцена из «Неистового Орландо». И Альберто сразу же начал зарабатывать на жизнь. Делал он это следующим образом.



Он высматривал на дорогах постоялые дворы или маленькие гостиницы. Зайдя в такое заведение, просил хозяина разрешить ему показать постояльцам представление в общей зале. Почти всю выручку предлагал хозяину, себе выговаривал лишь несколько монет, бесплатный ужин и ночлег. Все переговоры велись с помощью пальцев, мимики и кукол. Если хозяин соглашался, просил дать ему на время бочку или стол. Затем подвешивал в углу залы на палке свой плюшевый занавес, задвигал за него бочку или стол — и сцена была готова. Куклы делали свои трюки и танцевали на полу перед занавесом. Альберто стоял за занавесом на бочке или на столе. После короткого представления Альберто выходил из-за ширмы-занавеса и обходил со шляпой в руке собравшихся. В глухих местах, где развлечений фактически не было, зрители принимали представления с восторгом и платили щедро. За три года такой жизни Альберто скопил достаточно денег, чтобы расширить программу. Он добавил к кукольным номерам танцы на канате, дрессированного медведя, взял двух учеников-помощников. В 1830 году Альберто присоединился к бродячей цирковой труппе, потом снова разъезжал самостоятельно. К 1849 году у него уже был свой фургон и повозка с двумя мулами, и теперь, когда транспортная проблема была решена, он изъездил весь юг Соединенных Штатов. Труппа его разрослась до шести человек. Представления неизменно нравились публике — заброшенным в глухомань иммигрантам марионетки напоминали покинутую родину, «старые страны».

В 1832 году у Альберто родился сын Оливер. Мальчик обучался кукольному делу у родителей, работал в труппе отца до 25 лет, всю остальную жизнь бродил по Америке то один, то присоединяясь к разным странствующим труппам. Позднее Оливер побывал в Канаде, Южной Америке, выступал на ярмарках, в музеях. Но владельцем собственного театра так и не стал. Выступал с куклами до 1900 года, умер в 1902 в возрасте 70 лет.

Кукольники семьи Лано →



При использовании представленных на сайте материалов линк на наш проект «Мода и история театра» приветствуется! Размещенные на сайте статьи являются компиляцией множества справочных и литературных источников. Сотрудники проекта уважают права авторов и размещают тексты с разрешения правообладателей. Если найдете ошибку в статьях или дизайне, просьба сообщить .





Copyright 2011-2017 © SBL