ИСТОРИЯ МАСКИ, МОДЫ, КУКЛЫ И КОСТЮМА
История костюма История русского театра Куклы и сцена Маски и театр
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

Марионетки после революции


После революции марионетки почти совсем ушли из практики советских кукольников — они предпочитали играть с перчаточными куклами, а позднее, с 30-х годов, в советские кукольные театры прочно вошла, вытеснив все остальные, тростевая кукла (кукла, которая управляется снизу, из-за ширмы, но, в отличие от перчаточной, не пальцами актера, а тросточками, создающими жесты ее рук). Однако в наши дни интерес к марионетке снова просыпается, наши кукольники снова пытаются овладеть искусством управления самой сложной, но такой завораживающе-чудесной в умелых руках куклой.

Спектакль «Путешествие купца в Ад» записал по памяти Иван Финогенович Зайцев, петрушечник, марионеточник, фокусник и чревовещатель, 70 лет. Эту пьесу он играл с Анной Дмитриевной Тригановой марионетками в 1900-х годах по разным городам и по ярмаркам.



ПУТЕШЕСТВИЕ КУПЦА В АД

СОН НАЯВУ, ИЛИ МИР ФАНТАЗИИ

1-я сцена происходит в комнате. Две двери, направо и налево. В середке два окна. Два стула и диван. Настенные часы показывают 12.

2-я сцена происходит в саду. Подземелье в виде грота. Во время действия посредине сцены в задней занавеси появляется большая голова, у которой во рту горит пламя.

3-я сцена — апофеоз. Четыре вертящиеся колонны сзади сцены и посредине вертящиеся хромоскопы (оптические приборы для получения цветного изображения с помощью различно окрашенных светофильтров). Сцена кругом иллюминирована маленькими разноцветными лампочками. На авансцене по бокам два лебедя. Четыре ряда кисеи подымаются для изображения тумана, и в конце подымается елочный дождь позади кисеи. Опущающие крылья сверху раскрываются над облаками, и в них появляется гений, опускается сверху.

Сцена первая

С и д о р ы ч. Время позднее. Надо прибрать немножко, а то скоро благодетель придет. (Начинает стирать пыль.) Наверно он того, подшофе. Если веселый, ну, еще ничего. Ну, а если злой, то первая плюха влетит Сидорычу.

(За кулисами кричит купчиха.)

Купчиха. Сидорыч, а Сидорыч! Где ты, Сидорыч?

Сидорыч. Убираюсь, благодетельница. Надо немножко прибрать.

Купчиха. (Входит на сцену купчиха. Вздыхает.) А-а-ха-ха. Уж 12 часов, а мово мужа нет как нет. Сидорыч! Хотя бы ты пошел где отыскал его.

Сидорыч. Эх, благодетельница, да разве теперь его где найдешь. Из одного ресторана небось в другой — попробуй за ним побегай.

(Стук.)

Купец. (За кулисами.) Эй, вы, черти, отпирайте. Где вы там пропали?

Купчиха. Надо уходить — пойду. (Уходи т.)

Сидорыч. Надо и мне удирать, а то первая плюха сейчас попадет Сидорычу.

(Уходит. Входит купец.)

К у п е ц. Эй вы — все попрятались? (Садится на стул.) Сидорыч! Сидорыч!

(Сидорыч вбегает и падает.)

Купец. Что с тобой?

Сидорыч. Благодетель! Когда вы закричите, со мной постоянно так случается. Что прикажете, благодетель?

Купец. Ты знаешь, Сидорыч, помнишь, ты мне хотел знахаря какого-то доставить, который бы меня отправил на тот свет?

Сидорыч. Что вы, благодетель, ведь туда еще ни одна железная дорога не прошла, ни один извозчик не повезет ни за какие деньги.

К у п е ц. Ну ты, слушай — если хочешь на чай получить, так иди отыщи, а не хочешь, то плюху в морду.

Сидорыч. Сейчас, благодетель, сейчас. За ваш капитал, за ваши денежки что хотите, все можно сделать. (В сторону.) С ним, кажется, белая горячка, надо позвать доктора.

(Уходит в выходную дверь. Купец засыпает, храпит. Маленькая пауза. Входит Сидорыч с доктором.)

Сидорыч. Потихоньку, доктор, потихоньку. Здесь он, спит.

Купчиха. (Входит купчиха. Доктору.) Доктор, хотя бы вы что-нибудь с ним сделали. Пьет запоем.

Доктор. Он спит. Надо разбудить.

Сидорыч. (Будит.) Благодетель, а благодетель!

Купчиха. Нет уж, доктор, решите уж так как-нибудь.

(Доктор подходит к купцу с пузырьком.)

Доктор. Нужно дать ему понюхать хлороформу. Он проспит трое суток. С ним, кажется, белая горячка

(Купец вскакивает и дает ему по морде. Доктор падает. Купец садится опять и засыпает.)

Доктор. Не трогайте его, дайте поко-о-ой...

Купчиха. У-у-у, старый. Хоть напоследках я б тебе всю бороду выдрала бы.

(Занавес.)

Сцена вторая

(Ад. Сверху летят Сидорыч и купец — кричат: «Ай-ай-ай-ай!»

Падают и лежат. Пауза.)

Купец. (Встает.) Сидорыч, вставай! (Подымает его.)

Сидорыч. Что, благодетель?

Купец. Вставай, тебе говорят.

(Сидорыч встает.)

Купец. Сидорыч, поди-ка погляди-ка, нет ли здесь хорошего буфета, мамзюлек, чтобы нам попрыгали.

Сидорыч. А куда мы с тобой, благодетель, попали?

Купец. Куда, куда? Конечно, в гостиницу.

Сидорыч. Какой тебе в гостиницу — к чертям в кузницу. Смотри, как здесь жарко.

Купец. Ну, ты поди-ка посмотри-ка, а тогда мне скажешь.

Сидорыч. (Ходит, смотрит. Кричит.) Благодетель!

Купец. Ну что?

Сидорыч. Стоит столб, да еще с надписью.

Купец. Ну, читай, что написано.

Сидорыч. «Дорога вечного света и дорога в вечную тьму». Я говорил тебе, что попались мы с тобой.

(Сверху, с левого угла от публики, спускается Мефистофель.)

Мефистофель. (Кресчендо, хроматическая гамма.) А-а-а-а! Вы сюда пожаловали? Мало вам было на земле — и здесь не даете мне покоя со своими безобразиями!

Купец. А ты кто такой здесь будешь? Буфетчик или хозяин?

Мефистофель. А-а-а-а!

К у п е ц. А ты не кричи — я твоего ведь крику не боюся, не пожалею капитала, весь буфет твой к черту разбросаю!

М е ф и с т о ф е л ь. А, ты стал возвышать свой голос! Ах вы, самодуры! Сейчас я вам покажу муки и мытарства подземного царства! Явитесь вы ко мне, подвластные фурии и черти, и потешьте этих самодуров!

(Гром, сверкает молния, поднимается клапан, и в заднем занавесе появляется пламя. Является балет чертей.)

Купец. Ты вздумал меня стращать? Нет, голубчик, шалишь! Сидорыч!

Сидорыч. (Напуганным голосом.) Б-б-б-благодетель, не могу.

(Занавес.)

Сцена третья

(Перед задней занавесью апофеоз. Четыре колонны наискось разрезаны и вставлены парами одна в другую. Колонны в каждой паре вертятся в разные стороны. Купец и Сидорыч лежат посреди сцены. Музыка играет адажио. Подымаются туманы по одной кисее — спереди. Потом дождик. Сзади вертится хромоскоп. Спускается Гений в облаках, раскрываются крылья.)

Гений. Хотя они много делали на земле разного безобразия, но и много добрых дел, и надобно их отсюдова доставить на землю.

(Подымается.)

Сидорыч. (Лежит, толкает ногой купца и потихоньку говорит.) Благодетель, а благодетель!

Купец. Лежи, спи.

(Маленькая пауза. Гений второй раз спускается.)

Гений. (Решительно и протяжно.) Обязательно надобно их доставить на землю.

Сидорыч. (Кричит.) Благодетель! Благодетель! Чтой-то сверху сейчас спускалось и предсказывало нам недоброе.

(Оба встают.)

Купец. Ну, ты, Сидорыч, посмотри-ка здесь, нет ли мамзюлек, чтобы нам попрыгали. Ты знаешь, я не пожалею своего капитала — напоследках повеселимся.

Выбегает от заднего занавеса балетчица и начинает танцевать с венком в руках. Потом выходит с обеих сторон балет. Играют балетную польку и танцуют.

Воспоминания кукольника Бромфейна →



При использовании представленных на сайте материалов линк на наш проект «Мода и история театра» приветствуется! Размещенные на сайте статьи являются компиляцией множества справочных и литературных источников. Сотрудники проекта уважают права авторов и размещают тексты с разрешения правообладателей. Если найдете ошибку в статьях или дизайне, просьба сообщить .

Великие женщины XX века






Copyright 2011-2017 © SBL