ИСТОРИЯ МАСКИ, МОДЫ, КУКЛЫ И КОСТЮМА
История костюма История русского театра Куклы и сцена Маски и театр
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

Кукольные подвалы Брюсселя


Благодаря интересу интеллигенции к народному искусству, проснувшемуся в конце прошлого века, собраны сведения о народных кукольных театрах и других бельгийских городов. Чтение этих материалов приводит к выводу: все они принадлежат к одной традиции, по законам которой куклы висят на толстом металлическом пруте, изображают события далекого, главным образом героического прошлого и бесконечно сражаются на сценах своих маленьких подвалов. Отличаются они лишь небольшими техническими деталями и именами комических героев.

В Турне имя персонажа, похожего на антверпенского Носа или льежского Чанчеса, — Жак. В брюссельских подвалах он носил имя Вольтье. В Генте в этой роли выступал Пирке. Пирке, как и Нос в антверпенских представлениях, часто появляется с компаньонами в виде Арлекина и Полишинеля (в их именах мы снова встретимся с отдаленным, вероятно опосредованным, влиянием Италии). К этой же группе примыкает и местное изобретение — кукла Длиннорукого. Одна рука этого непобедимого бойца может вытягиваться на всю ширину сцены, и врагу никогда не удается уйти от смертельного удара его кулака. Эта рука управляется нитью — у кукол Гента основной прут управления дополняют нити, идущие к рукам. Гентские куклы похожи на северофранцузских, с которыми мы познакомились в лице амьенского Ляфлера, и на старинных итальянских марионеток; в гентских куклах как бы представлена переходная форма от кукол, управляемых прутом, к простейшим марионеткам с минимальным числом нитей.

Брюссельские куклы отличаются пышностью и богатством костюмов. Они разодеты в шелка и бархат, закованы в латы, носят парики, шлемы, шляпы с перьями, вооружены рапирами и шпагами. Сыновья Эймона там являются в плащах из алого бархата, а короли — в бархатных камзолах, расшитых «жемчугом» и «драгоценными камнями», позолоченными и посеребренными бляшками. Управляются брюссельские куклы двумя прутами (второй идет к правой руке) и поэтому очень ловко фехтуют. В брюссельской традиции сцену украшают бутафорской мебелью — креслами, столами. Там можно увидеть надгробие или проезжающий в процессии катафалк. У брюссельских хозяев театров до 5—9 помощников. Управляют куклами сбоку, из-за кулис, как в Антверпене. Хозяин кукловождением не занимается — он читает по книжке текст романа, произносит «в лицах» диалоги.



Один из брюссельских народных театров дает спектакли еще и в наши дни. Он носит имя одного из первых его владельцев — Тоона, знаменитого в прошлом веке кукольника. Сложилась традиция, по которой все последующие владельцы этого театра брали имя Тоона, хотя и не были его родственниками. Сейчас во главе театра стоит Тоон VII (его настоящее имя — Жозе Жеаль). Театр этот хорошо знают в Европе. Этой известностью он обязан в первую очередь бельгийскому писателю и драматургу Мишелю де Гельдероде. С детства он любил смотреть спектакли кукольных подвалов. В 1917—1918 годах он записал от Тоона IV (Яна Амбо) несколько пьес, обработал их, переведя на литературный французский язык (кукольники играли на местном народном наречии, мало понятном для посторонних), и опубликовал. Эти пьесы включали в свой репертуар многие драматические театры того времени. Позднее они вернулись в подвал Тоона, но уже в новой литературной форме, — это произошло тогда, когда театр растерял свою постоянную публику и работал в основном на иностранных туристов, для которых бессмысленно было бы играть на местном наречии.

Кукольный подвал Тоона →


При использовании представленных на сайте материалов линк на наш проект «Мода и история театра» приветствуется! Размещенные на сайте статьи являются компиляцией множества справочных и литературных источников. Сотрудники проекта уважают права авторов и размещают тексты с разрешения правообладателей. Если найдете ошибку в статьях или дизайне, просьба сообщить .





Copyright 2011-2017 © SBL