ИСТОРИЯ МАСКИ, МОДЫ, КУКЛЫ И КОСТЮМА
История костюма История русского театра Куклы и сцена Маски и театр
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

Царевна Софья и Василий Голицын


Софья давно и страстно любила Голицына, но в последнее время князь Василий заметил в ее отношении к себе какую-то перемену. То ли Софью раздражали и отвлекали внутридворцовые и внутрисемейные сложные дела, то ли... Он даже тайком подсыпал Софье в еду и питье приворотную траву. Ее дал ему некто, слывший чародеем, и князь так боялся, «чтобы не было проносу», что сжег этого колдуна, заперев его в бане.

Царевна Софья

Царевна Софья
Картина неизвестного художника.

Василий Васильевич был теперь действительно первым человеком на Руси, и чем выше он поднимался, тем страшнее ему становилось потерять свое положение. Ненавистников вокруг себя он видел много — и явных и тайных. Совсем недавно, проезжая со свитой, он вдруг заметил, как один из приближенных, припав к земле, «вынимал его след» (Одно из древних суеверий; считалось, что если собрать землю, на которой сохранился чей-нибудь след, и сжечь ее в полночь в бане, то человек, оставивший след, умрет).

Князь Василий Голицын

Князь Василий Васильевич Голицын
Гравюра на дереве работы Паннемакера и Маттэ.

Долго князь пытал Бунакова, почему тот хочет погубить его, но «преступник» отвечал, что страдает падучей и, чувствуя приближение ее, наклонился за землей, которую хотел положить в тряпицу за пазуху от «утипа». Не поверил ему князь Василий и велел наказать со всей строгостью.

Одно время ходили слухи, будто Софья так бездумно увлечена Голицыным, что он даже помышлял о разводе с женой и законных узах с царевной. В последнее время она искала надежной опоры в своем шатком положении правительницы. И теперь, казалось, она обрела ее, решив женить младшего брата своего, государя Ивана Алексеевича. Если от этого брака родится сын, то другие претенденты на престол устранятся и, пока этот наследник вырастет, Софья могла царствовать совершенно спокойно.

Свадьба удалась, и в честь этого бракосочетания, на радостях, князь устраивал у себя сегодняшний праздник. Он хотел после многих волнений развлечь правительницу и, вероятно, иметь случай лишний раз доказать ей свою любовь и преданность.

Тем временем окончилась интермедия и началась вторая часть комедии: Блудный сын попадал в заморские края и без оглядки пускался в кутежи, растрачивая свои богатства на игру, бесчисленных слуг и развлечения. За этим действием следовала интермедия наиболее фривольного содержания — юношу обольщали блудницы. На заднике была изображена огромная роскошная кровать под пологом. Одна из блудниц появлялась одетой во французское платье с таким глубоким декольте, что присутствующие в зале мужчины смачно крякали, а женщины краснели и прятали лицо в концы своего убруса (часть женского головного убора). Совершенно пьяный герой выделывал такие неприличные штуки, что, казалось бы, общество княжеского дома вынести этого не могло. Однако общество не только выносило, но и всячески выказывало свое удовольствие. Интермедия во многом напоминала клоунаду, со всеми присущими ей особенностями — гротеском и условностью. Роли блудниц исполнялись мужчинами — это и делало в какой-то мере допустимыми те вольности, которые они себе позволяли.

Атмосфера создалась в палате такая, будто зрители сами только что вышли из-за пиршественного стола. Этому настроению способствовало и свежее воспоминание о недавнем событии государственной важности. Многие из присутствующих несколько дней тому назад сидели за свадебным царским столом. Сочетался браком старший из молодых государей — Иван Алексеевич с Прасковьей Федоровной Салтыковой.

Свадьба каждого государя становилась одним из важнейших событий. Когда затевалась его женитьба, то страна приходила в волнение. По всей Руси на смотр отбирали около двухсот красавиц, из которых тридцать-сорок лучших привозили в Москву, и доверенные бояре выбирали из них восемь-десять наидостойнейших. Их тщательнейшим образом осматривали доктора и повивальные бабки и переводили в Кремль, где они жили несколько недель: веселились, играли, водили хороводы, вышивали. Царь глядел на них то из укрытия, незамеченный, то разделял с ними трапезу за общим столом, подмечая нрав каждой, стараясь угадать за красотой ум и доброту. Та, которая приходилась ему больше по сердцу, нарекалась царской невестой, после чего ее «забирали наверх» в особый терем. А всех остальных, одарив подарками, отпускали по домам. Близкие родственники невест старались повлиять на симпатии царя разными дозволенными и недозволенными средствами; между фамилиями шла жестокая борьба.

Когда невесту начинали готовить к свадьбе, это было самое тревожное время: скольких погубили темные дворцовые интриги! Первой невесте Михаила Федоровича — Марье Хлоповой завистники подсыпали зелья; она стала «животом страдать», ее «свели с верху» и вместе с родителями (за то, что те «поставили порченую» девицу) отправили в Сибирь. Приглянувшаяся поначалу молодому Алексею Михайловичу кроткая красавица Евфимья Всеволжская была взята «наверх», но из-за козней ближнего боярина Морозова ей перед представлением государю так стянули волосы в прическе, что она упала в обморок. Обвиненная в «падучей», Всеволжская разделила участь отвергнутых — отправилась с семьей далеко от Москвы.



Выбор невесты для Ивана Алексеевича не сопровождался такими страстями. Из отобранных девушек, вероятно, уже сама Софья облюбовала двадцатилетнюю боярышню Прасковью Салтыкову. Высокая, достаточно стройная, но с пышными формами, с круглым, очень миловидным лицом и пушистой косой, она сразу понравилась восемнадцатилетнему Ивану Алексеевичу. Особенно устраивал царя веселый нрав его будущей супруги. Именно такая нужна была спутница жизни Ивану — «скорбному главою, слабому глазами» и отягощенному множеством других болезней.

Прямо после венчания молодых, по тогдашнему свадебному обычаю, повели в опочивальню и, торжественно благословив, оставили там. Гости же отправились за пиршественные столы пить за здоровье молодых. Часа через три пришел дружка с вестью, что у царя «доброе свершилось». Залог будущего благополучия на троне для Софьи был заручен, теперь она могла и поразвлечься.

О ее жизнелюбивом нраве поговаривали разное. При последних месяцах жизни царствующего брата своего Федора Алексеевича она вдруг изменила вековым обычаям, покинула терем и не только перестала затворничать, но рисковала открыто появляться на людях. Совсем недавно в Кремле для Софьи и ее сестер-царевен были выстроены каменные трехэтажные палаты, великолепно отделанные и украшенные живописью. Новоселье отпраздновали небывало. Молодые боярышни и певчие (как сказывали) разыграли ее пьесу о святой Екатерине, которую представляла молодая пригожая боярышня Татьяна, дочь Ивана Арсеньева. Одну из ее прислужниц играла Марья Васильевна, дочь комнатной боярыни Софьи, княгини Мещерской.

Меценат и просветитель боярин Голицын →


При использовании представленных на сайте материалов линк на наш проект «Мода и история театра» приветствуется! Размещенные на сайте статьи являются компиляцией множества справочных и литературных источников. Сотрудники проекта уважают права авторов и размещают тексты с разрешения правообладателей. Если найдете ошибку в статьях или дизайне, просьба сообщить .





Copyright 2011-2017 © SBL