ИСТОРИЯ МАСКИ, МОДЫ, КУКЛЫ И КОСТЮМА
История костюма История русского театра Куклы и сцена Маски и театр
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

«Комедиальная храмина»


Выбор места для «делательного двора», или, как теперь стали называть, «комедийной храмины», происходил долго и мучительно. В июле 1702 года боярин Головин прислал в Москву приказ: «Равнять стрелецкие бывшие дворовые места от самой Неглинки даже ко двору князь Никиты Ивановича Репнина и х Каменному мосту, и к мельнице, что у Большой Тверской улицы, понеже то место назначено впредь для строения комедии». Затем в августе он писал: «По указу Великого государя комедиальный дом строить в Кремле городе, въехав в Никольские вороты на левой стороне, что взято место у Трубецких, подле городовой стены, за караульнею каменного». Но дьяки доносили, что «в том месте никакого строения строить невозможно, потому, государь, что наношено кирпичу и всякого лому, и земли от старых полат великие горы».

Васнецов Московский Кремль

Русский художник Аполлинарий Михайлович Васнецов. В московском Кремле.

В сентябре из Ладоги от Головина пришел ответ: если «комедиальных хором в Кремле у Трубецких полат строить нельзя, то за городом (то есть за кремлевской стеной) возле триумфальных светлиц зделать». Дьяки же опять возражали: «А за городом на площади от триумфальных светлиц к Никольскому мосту по мере только двадцать пять сажень, а по сказке комедианта, чтоб быть строению в длину двадцать, поперек двенадцать, в вышину шесть сажень. А к тому, есть ли, государь, по письму твоему быть четырем избам, то в том, государь, месте под строение земли столько не будет, а есть ли по нужде и построитца, то от той хоромины площадь и триумфальные светлицы заставятца».



Вершители переписки со всеми европейскими (да и не только европейскими) государствами по всяческим важнейшим, секретным и малозначительным делам — дьяки Посольского приказа откровенно недоумевали, что какой-то актер-иноземец требовал от них (и от самого боярина Головина) столько внимания, тогда как они ко всей этой театральной затее относились весьма презрительно: «А комедиант совершенный ли мастер и шутейные дела его, станет ли подлинно — неведомо, и опыту ему не было. А какую комедию готовит — тому принес немецкое письмо и переводят, государь, на латинский язык, а с латинского на русской. А по разговорам, государь, переводчиков слышим, что мало в ней пристоинства». И далее дьяки весьма недвусмысленно высказывали свое отрицательное отношение к сему дорогостоящему новшеству — ведь жили же без театра, а что он такое, еще не известно: «Лес, государь, вельми дорог. И есть ли, государь, хоромы в таком знатном месте и великим иждивением построятца, а дело у них будет малое — за то, государь, опасны твоего гневу». Дьяки просили эти хлопотливые и маловажные комедийные дела «ведать помимо них», так как им «такие дела незаобычны». В ответ пришел грозный окрик Головина: «О комедии, что делать велено, вельми скучаете, гораздо вы утеснены делами. Кажется здесь суетнее и беспокойнее вашего делают безскучно; гораздо мочно сие дома живучи делать. Но как наперед сего к вам писано делайте и спешите к пришествию великого государя анбар построить. Скучно вам стало!»

Однако «анбар» не поспевал к приезду царя, и в октябре велено: «ради скорости поспешения комедии (покамест та храмина построится) сделать комедийный театрум и хоры» в доме генерала Лефорта. А Головин все слал угрожающие письма: «Есть ли пришествие великого государя будет к Москве, не понести б вам его гневу на себе!»

Дьяки совсем притихли и заспешили, стараясь исполнить волю Петра. Но с театром возникали новые сложности. Когда решили все, касающееся помещения, то добрались, наконец, до «комедийных писем», то есть пьес, которые в Посольском приказе «переводили с поспешением». И здесь возник вопрос: на каком языке их будут «отправлять»? «Надобно, конечно, на русском», — слал волю Петра Головин. «И тому Сплавскому (как посулил), чтоб таких вывез, приказано, чтоб умели исполнить», — напоминает грозно боярин. Но ведь за месяц и даже за два не выучишься по-русски! Тогда-то и родилась идея — уже не новая и испробованная во времена Алексея Михайловича — отдать к «начальному комедианту» Кунсту «из русских робят, каких чинов сыщутся, в ученики десять человек, к тому делу удобных». Такой приказ удручил дьяков несказанно: где достать плотников для постройки комедийной храмины — они знали. Но где же сыскать им русских ребят, годных к комедии?! И кто мог быть к ней пригоден?! А Головин все подгонял.

Русская труппа →



При использовании представленных на сайте материалов линк на наш проект «Мода и история театра» приветствуется! Размещенные на сайте статьи являются компиляцией множества справочных и литературных источников. Сотрудники проекта уважают права авторов и размещают тексты с разрешения правообладателей. Если найдете ошибку в статьях или дизайне, просьба сообщить .

Великие женщины XX века






Copyright 2011-2017 © SBL