ИСТОРИЯ МАСКИ, МОДЫ, КУКЛЫ И КОСТЮМА
История костюма История русского театра Куклы и сцена Маски и театр
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

Дочь Петра Елизавета


В ночь на 25 ноября 1741 года дочь Петра I «восприять соизволила родительский престол» при пособии гвардейцев Преображенского полка, вдохновить которых явилась самолично в казармы. В тот же день «в начале третьего часа после полудни при непрестанном радостном восклицании в бесчисленном множестве собравшегося народа» Елизавета Петровна перешла в императорский дворец.

Полтора десятилетия прошло с момента смерти Преобразователя России. За эти годы кто только не царил на его троне: Екатерина I, мальчик-монарх Петр II, Анна Иоанновна и даже младенец Иоанн Антонович (на руках у своей матери-правительницы Анны Леопольдовны). А рядом с ними пристраивались любимцы и фавориты, занимавшие первое место у трона и лучшее место под солнцем. Чем выше взбирался каждый из этих избранников судьбы, тем ужаснее для него бывало падение, после которого отправлялся он «коченеть» в Сибирь — вечное пристанище опальных. Да, изменчива фортуна... И вот уже опять взоры всех устремлены на Москву, куда спешит половина Российского царства на коронацию «Петровой дщери».

Каравак Императрица Елизавета Петровна

Луи Каравак. Императрица Елизавета Петровна.

В конце февраля 1742 года новая государыня в сопровождении громадной свиты «отъехала» из Петербурга в Первопрестольную, чтобы возложить на себя императорский венец. В это время начала «являться около полуночи в северной стороне комета» — ее все почли добрым предзнаменованием. Ехала Елизавета довольно скоро, а начальники станций, городов и деревень должны были «всячески содействовать жителям изъявлять свою любовь к государыне». У каждой станции торжественный поезд въезжал в «аллею», устроенную из еловых деревьев, а «все места, чрез которые Ее Величество ночью ехала, были иллюминированы и на улицах выставлены зажженные смоляные бочки». Градоначальники выстраивали население по бокам возведенных аллей «точным порядком»: с одной стороны мужчин, с другой — женщин. При приближении царских экипажей толпа с радостными криками падала ниц. Когда же люди поднимали головы, чтобы увидеть царицу, то в лицо им летел снег с комьями дорожной грязи. Верноподданные испытывали мгновенное разочарование: они так и не узрели государыни, ставшей теперь для них первой после бога.


Вишняков Портрет императрицы Елизаветы Петровны

Художник Иван Вишняков.
Портрет императрицы Елизаветы Петровны, 1743, Русский музей.
Гроот Портрет императрицы Елизаветы Петровны

Художник Георг Христоф Гроот.
Портрет императрицы Елизаветы Петровны в черном маскарадном домино с маской в руке, 1748 год.

А и «правду молвить, молодица уж и впрямь была царица»: Елизавете минуло тридцать два года; при достаточно высоком росте и сказывающейся уже склонности к полноте она все еще имела «несравненный стан». «Удивительную» белизну ее лица оттеняли прекрасные волосы — «рыжевато-золотистые» в юности, а теперь ставшие каштановыми, но не потерявшие «своего блеска и очарования, так как цесаревна никогда их не пудрила». Огромные голубые глаза ее наполнены «воробьиного сока», как выразился один иностранный дипломат, имея в виду их необычайную живость. За «нежнейшую шею» и «красивую грудь» цесаревну называли «лебедь белая». От всего ее существа веяло жизнелюбием, а сейчас Елизавета была сама праздник. И толпа желала увидеть этот «праздник», воспринимаемый как торжество национального духа над неметчиной, царившей при Анне Иоанновне и после нее.

Торжественный въезд в Москву

Двадцать шестого февраля «по полудни в пятом часу» государыня прибыла в подмосковное село Всесвятское, а через день состоялся ее въезд в Москву. В великолепной карете, запряженной восемью неаполитанскими лошадьми, Елизавета сидела окруженная лейб-кампанцами, камергерами, камер-юнкерами, гайдуками, камер-фрейлинами, статс-дамами и еще целой толпой приближенных. Для встречи императрицы в городе построили четыре триумфальные арки от «разных граждан».



Через первые Триумфальные ворота торжественный эскорт въехал на Тверскую улицу — по обеим сторонам ее «в парад были поставлены полки». Радость жителей, встречавших государыню, выражалась тем, что «дома все убраны были разными украшениями и из окон по стенам, тако ж де и от построенных мест, с которых великое множество народа церемонию смотрели, свешены были изрядные персицкие и турецкие ковры и другие разные богатые материи». Доехав до Куретных ворот, кавалькада чуть приостановилась и направилась к Никольским воротам — через них Елизавета вступила в Кремль. В Успенском соборе состоялся молебен и архиепископ Новгородский Амвросий сказал прочувствованную проповедь. В ней он вспомнил императора Петра Великого и «коль много по кончине его бед, перемен, страхов, пожаров, ужасных войн и многотрудных гладов, напрасных смертей и прочих бесчисленных бедствий претерпела» Россия и выразил надежду на «кровь Петрову».

По выходе из Кремля началась «церемония шествия» к зимнему дому императрицы, «что на Яузе», по Никольской улице, сквозь вторые Триумфальные ворота, возведенные от Синода. Здесь Елизавету встретил хор из учеников Славяно-греко-латинской академии, поставленных «по двадцати человек на каждой стороне». Одетые в белые одежды, в зеленых венках поверх белых париков, с лавровыми ветвями в руках, юноши напоминали каких-то сказочных весенних существ среди зимней стужи. Такими же весенними, жавороночьими голосами они пропели «пристойную песню» о том, что наконец «воссияло вёдро на Российских небесах», поклонились царице, и она проследовала мимо.

Вечером же «домы по всему городу были преизрядно иллюминированы» зажженными свечами в окнах домов и горящими фонарями и плошками у ворот. Ярче всех светился Головинский дворец, где поселилась императрица; его вскоре особым указом запретили называть «Анненгофом». В этом дворце пышным ужином и балом закончился сей торжественный день. А недалеко, на высоком берегу Яузы, заканчивали строить «со всяким прилежанием» великолепный Оперный дом — он должен был поспеть к коронации. «К помянутому ж времени отделать велено» и новую большую маскарадную залу, пристроенную к Головинскому дворцу.

Самая веселая императрица →


При использовании представленных на сайте материалов линк на наш проект «Мода и история театра» приветствуется! Размещенные на сайте статьи являются компиляцией множества справочных и литературных источников. Сотрудники проекта уважают права авторов и размещают тексты с разрешения правообладателей. Если найдете ошибку в статьях или дизайне, просьба сообщить .





Copyright 2011-2017 © SBL