ИСТОРИЯ МАСКИ, МОДЫ, КУКЛЫ И КОСТЮМА
История костюма История русского театра Куклы и сцена Маски и театр
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

Граф Степан Степанович Апраксин


Автор «Драмматического словаря», вышедшего в 1787 году, констатировал: «Везде слышим театры построенные и строившиеся, на которых заведены изрядные актеры». В одной только Москве этого времени насчитывалось около двадцати постоянно действующих домашних театров и столько же возникавших «по случаю». Каждый из них имел свое особое лицо.

Граф Апраксин Степан Степанович

Граф Степан Степанович Апраксин. Литография по оригиналу Ж. Б. Лампи.

Один из самых знаменитых «благородных» театров находился в доме у Степана Степановича Апраксина, бывшего в ту пору во всей своей славе: блестящий флигель-адъютант и генерал-майор, «богат, молод, пригож, прекрасно воспитан, охотник до забав, щедр, роскошен, влюбчив — он всей Москве кружил голову. Дом его был Париж для молодых людей, школа образования и наилучшего тона. Кто только не втирался в его знакомство и не искал благосклонности».



К тому же в это время к Апраксину приехала из Петербурга его родная сестра Мария Степановна — жена адмирала Талызина. «Муж ее волочился в Петербурге на просторе — таковое положение семейств начинало помаленьку входить во вкус», а Мария Степановна вместе с двумя своими дочерьми, Татьяной и Екатериной, «жила на счет братнин и помогала ему взапуски делать долги». В апраксинском доме у Кузнецкого моста «все радости света сливались вместе; тут были беспрестанные игры, забавы, балы и все, что роскошь с удовольствием пополам могут произвести очаровательного для человека всякого пола, всяких лет». У Талызиной находилось на воспитании несколько барышень, и все на выданье. «Вздумалось им по зиме завести у себя благородный театр. Вздумалось — значило на их языке — быть по сему. Тотчас состроен был театр». (На «подмостки, фонари, кулисы», не считая костюмов и угощения, ушло около двух тысяч рублей, что составляло годовое жалованье обер-прокурора Сената.)


Галантные пейзане времен Людовика XVI

«Галантные пейзане» времен Людовика XVI. 1779 год.
Мужское платье.
Галантные пейзане времен короля Людовика XVI

«Галантные пейзане» времен короля Людовика XVI.
Женское платье.

Обосновались в доме князя Черкасского на Тверской, поскольку в собственном оказалось недостаточно просторно. Как мухи на мед слеталась сюда молодежь. Тогда и в России уже «народилось племя людей, задачею которых было великолепно одеться, быть на пиршествах, куртагах и банкетах, в маскарадах и комедиях. Повсюду изобретать новое препровождение времени и разные забавы». Им вторили все те же «Московские ведомости», старавшиеся идти в ногу с веком: «Модная забава в беседах была в нынешнем месяце: сочинять песни impromtu, то есть не приготовлявшись». Целый рой подобных поэтов кружился по гостиным и «не приготовлявшись» сыпал любезными куплетами.

Многие из них оседали в доме Апраксина, где, впрочем, попадались и настоящие литераторы, переводчики и музыканты. Здесь всякий день — «репетиции, всякий вечер балы, общество многолюдное; каждую неделю новое зрелище и при всем городе: оперы, трагедии, комедии — все на этом театре представлялось отборной публике и все по-французски, свой язык был в загоне». Здесь щеголяли знанием последних европейских театральных новинок и реплики из Бомарше не сходили с языка. Один из лучших актеров этого и многих других «благородных» театров — князь Иван Михайлович Долгоруков твердил: «Выучитесь, соотчичи мои почтенные, выучитесь все, бога ради, по-французски: вы много узнаете вещей остроумных и истинных, каких писатели наши долго еще вам с таким жаром и силою, как те, не выразят». Здесь ставился репертуар обширный, начиная с комедии Бомарше «Севильский цирюльник» и кончая трагедиями Вольтера.

В апраксинском театре растил свой талант «начинающий» Долгоруков, играли Алексей Михайлович и Василий Львович Пушкины, князь Федор Голицын и княжна Вяземская, позже пришли братья Кокошкины, Трубецкие и еще многие, «в ком заметно было дарование театральное, дававшее тогда особенную цену в отборных обществах». Правда, и в таких театрах не обходилось без недоразумений и интриг. Некто Б., исполняя в одной из мольеровских комедий роль слуги, держал себя так чопорно и чинно, что ему заметили это. Б. удивился: «А позвольте спросить, у нас благородный ли спектакль или нет?» Ему ответили, что, разумеется, «благородный». «Тогда позвольте мне разыграть мою роль благородно, а не по-лакейски», — восторжествовал спесивый Б.

Эскиз декорации к балету Арминио

Эскиз декорации к балету «Арминио»
Картина «Грот» художника Санквирико.

Среди долгой и суровой московской зимы с короткими тусклыми днями и длинными темными ночами для участников комедий «время текло скорее всякого ручья». На улице мороз, ветер свищет, а здесь «театр прекрасный, во всех трубках горели свечи, тьма народу, и сквозь огни рассмотреть некогда было в окошки, хороша или дурна погода, а чувствовать ее мешали несколько десятков печей, которые исправно топились». Что бы ни устраивал Апраксин: празднества, балы, комедии, шарады или пиршества, — в них всегда чувствовался какой-то особый размах. Одни окрестили его «гомерическим», другие — «белокаменным» или, точнее сказать, московским (позднее его назовут «допожарным»).

После женитьбы на Екатерине Владимировне Голицыной Апраксин переехал в новый дом в арбатском переулке. А на Большой Знаменке построил собственный прекрасный театр, переживший пожар 1812 года и ставший на целые полвека московским «Храмом Искусства». В нем много лет играли и свои домашние актеры, и императорская труппа, и выписанная итальянская опера.

Пензенский помещик Столыпин →



При использовании представленных на сайте материалов линк на наш проект «Мода и история театра» приветствуется! Размещенные на сайте статьи являются компиляцией множества справочных и литературных источников. Сотрудники проекта уважают права авторов и размещают тексты с разрешения правообладателей. Если найдете ошибку в статьях или дизайне, просьба сообщить .

Великие женщины XX века




Copyright 2011-2017 © SBL