ИСТОРИЯ МАСКИ, МОДЫ, КУКЛЫ И КОСТЮМА
История костюма История русского театра Куклы и сцена Маски и театр
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

Инесса Арманд
Товарищ вождя


Женщина-загадка, женщина-идея, женщина-символ. Рано умерев, она породила столько легенд о своей жизни, что теперь крайне трудно отделить истину от вымысла. В ее время люди были другими, и их чувства, мысли и поступки теперь часто трудно понять. Каждый трактует по-своему, каждый видит свое – и получается, что настоящая ее жизнь оказалась скрытой под многочисленными наслоениями человеческих рассуждений. Обаятельнейшая красавица, первая феминистка России, любовница Ленина, пламенная революционерка, любящая мать пятерых детей – кто она, Инесса Арманд?

Инесса Арманд

Ее отцом был известный в свое время французский оперный певец Теодор Стеффен – он выступал под псевдонимом Пеше Эрбанвиль. У него и его жены, актрисы Натали Вильд, полуфранцуженки-полуангличанки, было три дочери. Инесса-Елизавета, старшая, родилась 8 мая 1874 года. Есть данные, что Натали к этому времени еще не была замужем за Стеффеном.



Через несколько лет Стеффен умер, оставив вдову с тремя детьми практически без средств. Натали ушла со сцены и пыталась прокормить семью, давая уроки пения. Но денег все равно не хватало, и тогда двух старших дочерей – Инессу и Рене – отправили к тетке. В Москву. Тетка была гувернанткой в богатейшей семье обрусевших французов Армандов – преподавала музыку и французский язык.

Семье Армандов, известных московских промышленников-мануфактуристов, принадлежала крупная ткацкая фабрика в Пушкине, поместья и доходные дома. Глава семьи, Евгений Евгеньевич Арманд, потомственный почетный гражданин, относился к высшей промышленной аристократии России. У него было три сына – Александр, Владимир и Борис.

Инесса Арманд в детстве

Инесса Стеффен, 1882 год.

Девочек Стеффен радушно приняли в семье Армандов. Рене и Инее свободно говорили на трех языках: французском, английском – родном языке матери – и русском, немного знали немецкий, прекрасно музицировали. У них было блестящее по тем временам образование – недаром же их воспитывала тетка-учительница. Инее в семнадцать лет выдержала экзамен на звание домашней учительницы. Кроме того, обе сестры были не только на редкость хорошенькими, но и обладали тем непреодолимым французским шармом и обаянием, которые можно было крайне редко найти среди русских девушек.

И братья Арманд не устояли. Александр всерьез увлекся Инее, а младший Борис – Рене. Конечно, сестры Стеффен были совершенно неподходящей партией для юношей из семьи Армандов: неясного происхождения, иностранки, бесприданницы, иного вероисповедания – ведь Арманды давно приняли православие, а Инее и Рене были воспитаны в англиканской вере. Тем не менее родители молодых людей не возражали: Арманды были известны своими либеральными взглядами. В их доме с радостью принимали прогрессивно настроенную молодежь – приятелей братьев Арманд по университету, а старшее поколение охотно применяло новые методы организации труда и принципы общения с рабочими, что шло только на пользу их разветвленному предприятию. Кроме того, сам Евгений Евгеньевич полюбил Рене и Инее, как родных дочерей, – и с радостью согласился на то, чтобы они на законных основаниях вошли в его семью.

Венчание Александра Евгеньевича Арманда и Инессы-Елизаветы Стефан (так писали ее фамилию в российских документах) состоялось в Пушкине 3 октября 1893 года. Инессе было 19 лет, ее супруг – на два года старше. Прелестная, полная жизни юная француженка и мягкий, обаятельный, благородный Александр составили прекрасную пару.

Инесса Арманд в юности

Инесса Арманд, 1895 год.

Молодожены поселились в Ельдигине, одном из подмосковных имений Армандов, часто наезжали в Пушкино, выбирались в Москву – на концерты, спектакли, в гости… Но уже тогда пробудилась деятельная натура Инессы: в Ельдигине она организует школу для крестьянских детей и не только является официальным ее попечителем, но и сама преподает. Инесса живет в атмосфере всеобщей любви и уважения, в полном достатке. Но покоя в душе не было: иногда Инесса ощущала себя очень одинокой, чужой, томилась тем, что муж не может полностью разделить ее взглядов. Кроме того, она чувствовала, как постепенно ее затягивает семейная жизнь. А этого она не хотела ни в коем случае: еще в 15 лет, когда она прочла «Войну и мир» Толстого, ее поразило, как она сама пишет в более позднем письме, что «Наташа, выйдя замуж, стала самкой. Я помню, эта фраза показалась мне ужасно обидной, она била по мне, как хлыстом, и она выковала во мне твердое желание никогда не стать самкой – а остаться человеком (а сколько вокруг нас самок!)».

Тем не менее в 1894 году родился сын Александр. Через два года еще один – Федор. Потом две дочери – Инна и Варвара. С рождением первенца связан первый душевный кризис Инессы – отказ от религии. Она столкнулась с тем, что христианство запрещает женщинам шесть недель после родов посещать церковь. Хотя в юности Инесса была очень религиозна, первый же догмат, показавшийся ей нелепым и обидным, полностью разрушил всю ее веру. Так проявлялась ее максималистская натура – или все, или ничего.

Заботы о детях отнимали много времени, но жажда общественной деятельности требовала выхода. В то время для дамы, занимающей столь высокое положение, как Инесса Федоровна (в официальных документах она значилась как «жена потомственного почетного гражданина»), было только одно поле деятельности – благотворительность. И Инесса вступает в московское «Общество улучшения участи женщин», где вскоре становится одной из самых активных участниц, а в 1900 году – и председательницей.

Инесса и Александр Арманд

Инесса и Александр Арманд, 1895 год.

Согласно уставу, общество боролось «с пьянством и связанным с ним развратом», занималось распространением женского образования и оказанием различной помощи нуждающимся. Но довольно быстро Инесса убедилась, что на самом деле общество занимается демагогией, – и внесла свои предложения. Она пыталась организовать при обществе воскресную школу, где и сама собиралась преподавать. Но власти школу запретили. Не были разрешены и другие ее проекты – ни народная библиотека-читальня, ни печатный орган общества.

Инесса увлеклась научной литературой – читала труды по экономике, социологии, истории… Вступила в переписку с иностранными женскими феминистическими организациями. Увлеклась социалистическими идеями – во многом под влиянием студентов, бывавших в Пушкине: друзей Бориса по университету и репетиторов младших детей. Один из них, Евгений Каммер, был связан со студенческим подпольным кружком. В 1897 году Каммер попросил Армандов спрятать в Пушкине имущество кружка – копировальные машины, листовки и брошюры. Вскоре Каммер был арестован и сослан. Его судьба очень беспокоила Инессу – она как могла помогала ему в ссылке, а затем и в эмиграции.

Постепенно Инесса все дальше отходит от своего мужа, который хоть и находится под сильным влиянием жены, но все же все меньше и меньше разделяет ее убеждения. Инесса сходится с братом мужа Владимиром – он, убежденный социал-демократ, очень близок ей и по взглядам, и по чувствам. Любовь была сильная и взаимная, ни перед кем не скрываемая: Инесса сразу призналась мужу, и Александр отпустил любимую жену с детьми. Инесса и Владимир поселились вместе в Москве, на Остоженке. Вместе с ними жил студент-медик Ваня Николаев, которому Арманды помогают в учебе. В 1903 году у Инессы и Владимира родился сын Андрей.

Инесса Арманд в молодости

Александр смог не только простить измену Инессы, но и остаться ей верным другом на всю жизнь. Всегда, когда возникала необходимость, он приходил на помощь жене – давал деньги, хлопотал, заботился о детях. Их развод не был официально оформлен – видимо, из-за детей, которых они продолжали воспитывать вместе.

Может быть, на подобное развитие ситуации повлиял невероятно популярный в то время роман Чернышевского «Что делать?». Там описывается схожий случай: муж Веры Павловны, чья семейная жизнь построена на принципах товарищества, добровольно уступает любимую жену своему другу, счастливому сопернику, и даже инсценирует собственную смерть, чтобы помочь влюбленным официально соединиться, но и потом продолжает помогать им чем может.

Инессе было 28 лет, Володе – 17. Он был ученым-естественником, исследователем, у него было первоклассное образование и чувствительная душа. Он тоже попал под влияние Инессы, которая – очень тактично, но настойчиво – втянула его в свою революционную работу.

Осенью 1903 года Инесса с детьми поехала в Швейцарию поправить здоровье. Пока дети отдыхали, Инесса штудировала труды по марксизму, политэкономии, социальным вопросам и педагогике, старалась разобраться в социал-демократических течениях. Под влиянием книги некоего Ильина «Развитие капитализма в России» Инесса примыкает к большевикам.

Ильин – один из псевдонимов лидера большевиков Владимира Ульянова, больше известного как Ленин.

Возвращаясь из Швейцарии, Инесса Федоровна провозит груз нелегальной литературы, скрытый на ее спине складками широкой накидки-тальмы. Из привезенного образуется библиотека пропагандистов при Московском комитете партии – ею заведует сама Инесса. У себя на квартире она постоянно устраивает вечера, диспуты и доклады на революционные темы.

Инесса Арманд в Швейцарии

В Швейцарии, 1903 год.

6 февраля 1904 года в квартире Армандов производят полицейскую облаву. После недавнего теракта эсера Ивана Каляева, который бомбой убил московского генерал-губернатора, великого князя Сергея Александровича, полиция старательно чистила город от неблагонадежных элементов.

Инессу несколько месяцев гоняли по московским тюрьмам. Ее здоровье сильно ухудшилось. Отпустили Инессу только в июне – за недостаточностью улик.

Сразу после освобождения Инесса с головой уходит в партийную работу: в ее ведении пропаганда, организация рабочих кружков и подбор людей. Она бегает целыми днями: с Арбата в Лефортово, в Измайлово, в Заяузье. Организует рабочий кружок в Пушкине. Напряженная работа и тяжелый быт сильно отразились на ее внешности: не прежняя изящная, изысканная, одетая по последней парижской моде богатая молодая женщина, а усталая, в скромном платье, с толстой косой вместо затейливой прически. Только глаза все те же – серо-зеленые, искрящиеся, сияющие. И если первое, что поражало пришедших к ней на квартиру людей, – обилие у нее детей (даже по тем временам в семьях круга Армандов пятеро – это было немало), то потом они попадали под неодолимое обаяние самой Инессы.

В 1905 году было разрешено допускать женщин на лекции Московского университета – в качестве вольнослушательниц. Инесса тут же подала заявление на юридический факультет. Отучилась один курс – увы, учебу пришлось прекратить по не зависящим от нее обстоятельствам.

В апреле 1907 года Инессу снова арестовали – правда, быстро выпустили, – в июле арестовали снова. Инесса пришла в парткомитет железнодорожников, заседавший под вывеской «Бюро для найма прислуги». И хотя Инесса Федоровна утверждала, что пришла лишь нанять кухарку, ей не поверили.

Когда ее снимали для полицейского архива, Инесса закрыла глаза, чтобы хоть так насолить жандармам.

В Лефортовской тюрьме Инесса тоже не теряет даром времени: учит соседок по камере французскому языку и политэкономии. В конце сентября ей вынесли приговор: два года ссылки в Архангельскую губернию.

На Ярославском вокзале ее провожала вся семья Армандов во главе с Евгением Евгеньевичем и Александром.

В Архангельске Инесса сначала отсидела две недели в тюремной одиночке (а не в пересыльной тюрьме, как полагалось). Вслед за ней туда приехал Владимир Арманд – он хлопотал о разрешении Инессе остаться на жительство в Архангельске. Но даже медицинское освидетельствование, удостоверившее, что у Инессы малярия, не помогло. Ее направили в Мезень – глухой уездный городишко.

Мезень – испытанное место ссылки неугодных. Еще в конце XVI века сюда сослали протопопа Аввакума. Отвратительный климат, комары, малярия и глушь. Но властям и этого мало: Инессу хотели отправить в деревню Койда в нескольких сотнях верст севернее. Там сифилис, нет почты, часто нет даже хлеба. С трудом удается остаться в Мезени.

Владимир приехал за Инессой и сюда. Их изба сразу же становится центром колонии политссыльных. Но у Инессы все хуже со здоровьем, а от тоски у нее начинается депрессия. И тут время не проходит впустую – Инесса создает организацию социал-демократов, устраивает политические диспуты и лекции, дает уроки русского и французского.

В это время в Пушкине рабочие фабрики Армандов устраивают забастовку. Одним из лидеров был сам Александр Арманд – его арестовали, а после освобождения запретили жительство в крупных городах России. Александр уехал во Францию, взяв с собой старших сыновей. Вскоре за границу, в швейцарский санаторий, уезжает и Владимир – в Мезени у него обострился туберкулез.

Инесса в ужасе: ведь именно из-за нее Владимир поехал в Мезень. Пробыв в ссылке меньше года, она начинает готовиться к побегу.

20 октября 1908 года Инесса бежит, воспользовавшись тем, что на родину уезжали революционеры-поляки, отбывшие срок ссылки. Она смешалась с толпой провожающих, а в последнюю минуту ее спрятали в санях.

После побега Инесса по поддельному паспорту живет в Москве. Особо не скрывается: постоянно встречается с детьми, ходит в театры и на выставки, встречается с товарищами по партии. Узнав, что ее уже ищут в Москве, она… уезжает в Петербург – там открывается женский съезд, и ее золовка, Анна, будет принимать в нем участие. Инесса едет с Аней.

На съезд собралось около семисот делегаток – в основном так называемые «равноправки», поборницы получения равных с мужчинами прав. Была и рабочая группа – сорок пять человек, в том числе и Инесса. Она записалась в экономическую группу, но особенно ее заинтересовал вопрос «свободы любви». Об этом Инесса даже решила написать, но пока не хватало ни материала, ни времени. Отложила до лучших времен.

В начале января 1909 года из Швейцарии пришли тревожные вести: Владимиру внезапно стало хуже. Инесса, бросив все, через Финляндию едет к нему. Через две недели после ее приезда Владимир умер.

Для Инессы это был страшный удар. Она действительно очень любила Владимира, и его внезапная смерть сильно надломила ее. Она сильно похудела, подурнела, осунулась…

Чтобы забыться, Инесса переехала в Париж – поближе познакомиться с французской социалистической партией, по ее собственному признанию. Из Парижа – в Брюссель, где за год прошла университетский курс и получила степень лиценциата экономических наук. И тогда же она встретила другого Владимира, ставшего на многие годы центром ее жизни, – Ленина.

До сих пор точно неизвестно, где именно произошло их личное знакомство. Вероятно, или в Париже, куда Инесса часто заезжала из Брюсселя, или в самом Брюсселе, куда Ленин приезжал в ноябре 1909 года. Известно только, что первая встреча быстро переросла в крепкую дружбу – Инесса сразу понравилась и Владимиру Ильичу, и Надежде Константиновне. Как писала Крупская, «в доме светлело, когда Инесса приходила». Постепенно Инесса становится тенью четы Ульяновых – секретарем, переводчиком, домоправительницей, ближайшим другом. Осенью 1910 года Инесса переезжает в Париж – поближе к Ульяновым. Она посещает лекции в Сорбонне, активно ведет партийную работу, собирает вокруг себя единомышленников. Люди сами тянулись к ней. Инесса была неординарной женщиной. Может быть, и не красавица в строгом смысле слова – у нее были правильные черты лица, густые пепельные волосы, стройная фигура и необыкновенные, лучистые зеленые глаза, но лицо немного портил слишком длинный нос, похожий на птичий клюв. Однако ее непреодолимое обаяние, тот свет, который от нее исходил, ее энергичность, доброжелательность и умение радоваться жизни покоряли всех. Про Инессу шутили, что ее надо включить в учебники по диамату – как образец единства формы и содержания.

По просьбе Ленина Инесса принимает участие в VIII Международном социалистическом конгрессе, который проходил в Копенгагене в начале сентября 1910 года. С этого началось ее участие в международной деятельности партии. Скоро она стала практически незаменимой: свободно владевшая четырьмя языками и обладавшая неплохим литературным стилем, а главное, фантастической работоспособностью, Инесса ведет обширнейшую переписку с заграничными большевистскими группами, усиленно переводит, завязывает личные связи с французскими социалистами. В 1911 году она – один из главных организаторов партийной большевистской школы в Лонжюмо. Там было восемнадцать учеников со всей России, среди преподавателей школы – Николай Семашко, Анатолий Луначарский и, конечно же, Инесса и сам Ленин.

Другая видная большевичка, Александра Коллонтай, тоже горела желанием работать в школе. Но ей отказали – все преподавательские места были заняты. Оказалось занято и другое место, на которое претендовала Коллонтай, – ближайшей соратницы вождя. Как ни старалась Александра Михайловна «оттереть» Инессу от Ленина, у нее ничего не вышло – только обострились отношения с Ульяновыми. В отместку Коллонтай начала усиленно распространять сплетню о более чем близких отношениях Инессы и Владимира Ильича.

Отношения их действительно стали очень тесными. По слухам, именно в Лонжюмо у них начался бурный роман. Вроде бы даже гордая Надежда Константиновна просила мужа отпустить ее, а Владимир Ильич не согласился: он слишком ценил в ней преданного сотрудника и верного друга. И отношения с Инессой постепенно стали только деловыми.

По другим данным, никакого романа не было и быть не могло. Ленин всегда был мало подвержен чувствам, а Инесса, только что потерявшая обожаемого Владимира, вряд ли смогла бы так быстро предать его память. Для нее Ленин был вождем, идейным учителем, которому она доверяла во всем, но не более того. Кроме того, она и Крупская всю жизнь были близкими подругами, а жившая с Ульяновыми мать Надежды Константиновны, Елизавета Васильевна, очень любила Инессу – кстати, Коллонтай она явно недолюбливала. Столь близкие отношения вождя и его ближайшей помощницы тогда легко объясняли партийной необходимостью, единством интересов и общей работой.

После VI Всероссийской конференции РСДРП в Праге Инесса стала секретарем Комитета заграничных организаций большевистской партии. Работы все прибавлялось: помимо переписки и переводческой деятельности, Инесса принимала участие во множестве съездов и собраний. Главным ее делом была пропаганда и распространение ленинских идей среди заграничных большевиков. А весной 1912 года Инесса по поручению Ленина едет в Россию: у нее паспорт на имя польской крестьянки Франциски Казимировны Янкевич и задание восстановить недавно разгромленную петербургскую партийную ячейку. Через Краков, куда перебрался Ленин, Люблин и Харьков Инесса попадает в Петербург. Ее поездка сопряжена с огромнейшим риском провала – Инессу до сих пор ищут за побег из ссылки, но Ленина это не останавливает: если дело требует, делу приносятся любые жертвы.

Инессе удалось продержаться всего два с небольшим месяца. И все это время она – больная, без денег, не имея возможности связаться с родными – занята партийной работой. Ее арестовали 14 сентября 1912 года. Сдал ее провокатор.

Александр Арманд тут же начинает хлопотать о ее освобождении. Весной 1913 года Инессу соглашаются отпустить под залог в 5400 рублей – по тем временам сумма неимоверных размеров. И, прекрасно зная, что деньги пропадут (Инесса предупредила, что при первой же возможности она снова уедет за границу), Александр Арманд вносит залог за жену.

Весну и лето Инесса проводит с семьей на Волге. Ей надо поправить здоровье, она наслаждается возможностью наконец-то побыть с детьми. Но уже в августе она уезжает – через Финляндию в Стокгольм, а затем в Галицию.

Там, под Краковом, Ленин проводит Августовское (Летнее) совещание ЦК партии (на самом деле совещание проходило в сентябре; Летним оно было названо для конспирации). Инессе очень понравилось в Кракове. Она собиралась выписать сюда детей, подыскивала квартиру. Но партийная необходимость потребовала переезда Инессы в Париж.

В Париже Инесса вместе с большевичкой Людмилой Сталь организуют новый печатный орган для русских женщин – «Работница». В редколлегию вошли также Крупская, сестра Ленина Анна Ульянова-Елизарова и несколько других виднейших большевичек. Часть редакции была в Петербурге, часть – за границей, в Париже и Кракове. Первый номер вышел в феврале 1914 года, потом удалось выпустить еще шесть, из которых три были конфискованы. На восьмом номере журнал закрыли.

Лето 1914 года Инесса проводит в Ловране, курорте на юге Адриатического моря, – ее здоровье совсем расстроилось. Туда к ней приезжают дети – четверо из пятерых. Наконец Инесса может спокойно отдохнуть в кругу семьи. Но Ленин требует ее участия в Брюссельском совещании II Интернационала. Инесса как может отнекивается, но потом уступает. Спорить с Лениным было невозможно.

После Брюсселя Инесса вновь собирается в Россию, но помешала война. С огромным трудом Инессе удается отправить детей домой, в Россию – через Италию в Англию, а оттуда в Архангельск. Сама Инесса остается в Берне, вместе с Лениным и Крупской. Последующие три года Инесса усиленно работает под руководством Ленина: принимает участие во многих конференциях и собраниях, делает переводы, занимается журналистикой под псевдонимом Елена Блонина (в память о долгих прогулках в окрестностях Кракова; блонь по-польски – луг).

В марте 1915 года состоялась организованная Инессой и Кларой Цеткин Международная конференция женщин-социалисток. Чтобы обмануть цензуру, вся переписка велась будто бы о готовящейся свадьбе. Через несколько дней – Международная конференция социалистической молодежи. На обеих конференциях столкнулись две точки зрения: пацифистская, требующая немедленного мира, и выдвинутая Лениным идея о превращении империалистической войны в гражданскую. Неудивительно, что ленинская позиция не нашла сторонников: от войны, какой бы она ни была, люди уже успели устать. Инесса со всем свойственным ей жаром отстаивала идеи Ленина, но и она не смогла привлечь делегатов на его сторону.

В начале 1915 года Инесса по очередному фальшивому паспорту – на этот раз на имя Софьи Поповой, дочери майора в отставке, – приезжает в Париж с новыми ленинскими поручениями, оттуда – в Швейцарию, где в городке Кинтале проходит II Международная конференция социалистов. Там Инесса снова захотела написать книгу о «женском вопросе», семье и свободе любви. План статьи она посылает Ленину – и нарывается на резкую отповедь. Взгляды Инессы Владимир Ильич назвал буржуазными, тезисы разбил в пух и прах. И Инесса, которая многие годы слепо подчинялась воле Ленина, не смогла ему возразить. Книга так и не была написана.

По некоторым сведениям, в этом виновата Александра Коллонтай. К этому времени она полностью восстановила свои отношения с Лениным и сумела завоевать себе репутацию главного эксперта в женском вопросе. Многие идеи, высказанные Инессой, присутствуют и у Коллонтай – но если ей Владимир Ильич готов был простить мысли о свободе отношений и любви, то выслушать подобное от преданной Инессы было для него невозможно. Коллонтай смогла получить от Ленина исключительное право рассуждать на эту тему.

Инесса Арманд 1910-е годы

После Февральской революции Ленин и его ближайшие соратники рвутся в Россию. Возникают и один за другим отбрасываются планы возвращения. Власти Англии, а затем и Франции отказываются их пропустить. Наиболее реальным оказывается возвращение через Германию – Ленин готов принять помощь врага России, лишь бы попасть на родину. Представители французских, немецких, польских и швейцарских социалистов особым протоколом одобряют этот план: «Полагаем, что наши русские единомышленники не только вправе, но обязаны воспользоваться представившимся им случаем проезда в Россию».

В запломбированном вагоне Ленин, Крупская, Арманд и их соратники прибыли в Петроград ночью 3 (16) апреля 1917 года. Ленин с броневика призвал толпу к социалистической революции, затем митинг продолжился у дворца Матильды Кшесинской.

Вскоре Инесса поехала в Москву – к детям. Кроме того, в Москве тоже хватало дел, а кто лучше Инессы мог распространить там ленинские идеи? Она снова организует курсы по подготовке агитаторов, постоянно выступает перед рабочими с лекциями и докладами, организует Советы депутатов по всей Москве. Когда в июне 1917 года были выборы в московскую Думу, Инесса была избрана депутатом по списку большевиков.

Она вошла и в состав Исполнительной комиссии Московского комитета партии. В то же время она – по прямому ленинскому указанию – начинает выпускать журнал «Жизнь работницы». Удалось издать всего два номера.

Осенью младший сын Инессы Андрей сильно заболел: ему угрожал туберкулез. Инесса, с трудом получив отпуск, увезла его на юг. Вернулась она в самый разгар октябрьских боев – не смогла усидеть на месте. Прямо с вокзала, оставив сына встречавшим их родным, Инесса отправилась в Московский окружной комитет партии.

После победы революции Инесса получает множество партийных постов. Она, по сути, стала влиятельнейшей женщиной России. Но почивать на лаврах нет времени: она работает по двадцать часов в сутки. Весной 1918 года она берется за организацию школы советско-партийной работы: составляет программу, находит помещение, подбирает преподавателей, преподает и сама. Тогда же она стала председателем Московского губернского совета народного хозяйства. И организует Всероссийский съезд работниц и крестьянок, две подготовительные конференции в Москве. В марте 1919 года ее послали в командировку во Францию – по линии Красного Креста; задачей делегации было обеспечить возврат на родину русских военнопленных и интернированных. С первой партией пленных на родину отправили и саму делегацию.

Каторжная работа в тяжелейших условиях – не было света, тепла, не хватало еды – подорвала ее здоровье. В феврале 1920 года Инесса окончательно слегла. Ленин трогательно заботится о ней, постоянно шлет записки с вопросами о здоровье и указаниями, как лечиться. Но выздоровление шло очень трудно: организм Инессы был сильно истощен. Ленин предложил ей уехать на лечение; Инессе хотелось за границу, в родную Францию – но Владимир Ильич, боясь, что там ее немедленно арестуют, посоветовал ей поехать на Кавказ, под крыло к Серго Орджоникидзе. После долгих уговоров Инесса согласилась. 22 августа 1920 года она приехала в Кисловодск.

Ленин написал в Управление курортами и санаториями Кавказа письмо с просьбой создать Инессе и ее больному сыну наилучшие условия, а Орджоникидзе он поручил лично проследить за безопасностью и устройством Инессы. В то время на Кавказе было неспокойно.

Она приехала очень уставшая, разбитая, исхудавшая – в ней с трудом можно было узнать прежнюю, полную жизни Инессу. Ее утомляли люди, она старалась быть в одиночестве. По вечерам оставалась в своей комнате, в полной темноте – лампы у нее не было. Не было и подушки, питание было весьма скромное, медицинское обслуживание почти отсутствовало. Но и в таких условиях Инесса начинает поправляться.

Когда над Кисловодском нависла угроза окружения, отдыхающих решили эвакуировать. Инесса организовывала погрузку людей, намереваясь оставаться в Кисловодске до последнего. Ей пригрозили: если товарищ Инесса не уедет добровольно, прибегнут к помощи красноармейцев. Она подчинилась. Эшелон был направлен в Нальчик. В пути Инесса заботилась о больных, добывала на станциях продукты и лекарства. На узловой станции Беслан поезд застрял: дороги были забиты беженцами. Наконец эшелон прибыл в Нальчик. Инесса с товарищами осмотрели город, были на собрании местных коммунистов. Ночью Инессе стало плохо. Она, не желая беспокоить соседей, терпела до утра. Двое суток она пролежала в больнице. В полночь 23 сентября Инесса потеряла сознание и к утру умерла.

Стоянка в Беслане оказалась для Инессы роковой: там она заразилась холерой. С поезда тело Инессы перевезли в Дом союзов. Ленин плелся за ее гробом, опираясь на руку Надежды Константиновны. На следующий день ее похоронили у Кремлевской стены. По воспоминаниям Александры Коллонтай, «Ленина невозможно было узнать. Он шел с закрытыми глазами, и казалось – вот-вот упадет».

По свидетельству многих, смерть Инессы сильно подкосила Владимира Ильича, во многом ускорив его смерть. Он успел распорядиться, чтобы всех детей Инессы привезли в Россию, – но их к умирающему Ленину не пустили. После его смерти Крупская принимала активное участие в их судьбе.

В последние годы много обсуждался вопрос – был ли роман у Инессы Арманд и Владимира Ленина и как далеко он зашел. Даже говорили, что у Инессы был от Ленина ребенок – сын, по имени Александр Стеффен, который то ли похоронен в Швейцарии, то ли до сих пор живет в Берлине. Весь клан Армандов – дети, обожавшие мать, и родственники ее мужа – отрицают наличие романтических отношений между Инессой и Лениным, такое же мнение отстаивают французские коммунисты, свято чтящие ее память. А родная сестра Инессы Рене Федоровна до конца своих дней не произносила и не хотела слышать имени сестры…

Она оставила о себе светлую память, которую нельзя затемнить нескромными вопросами. Есть тайны, которым суждено остаться нераскрытыми. В их числе – и тайна Инессы. Тайна ее обаяния, тайна ее жизни, тайна ее памяти…

Александра Коллонтай →



При использовании представленных на сайте материалов линк на наш проект «Мода и история театра» приветствуется! Размещенные на сайте статьи являются компиляцией множества справочных и литературных источников. Сотрудники проекта уважают права авторов и размещают тексты с разрешения правообладателей. Если найдете ошибку в статьях или дизайне, просьба сообщить .

Великие женщины XX века





Copyright 2011-2017 © SBL