ИСТОРИЯ МАСКИ, МОДЫ, КУКЛЫ И КОСТЮМА
История костюма История русского театра Куклы и сцена Маски и театр
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

Елена Дьяконова – Гала
Мадонна сюрреализма


В 2004 году мир отмечал сразу две даты, связанные с одним из самых известных художников XX века – Сальвадором Дали: 100 лет со дня рождения и 15 лет со дня смерти. Признанный гений, чье влияние на современное искусство неоспоримо и неоценимо, Дали оставил свой яркий след не только в живописи, но и в скульптуре, кинематографе, дизайне и даже литературе. Однако общепризнан и другой факт: Дали не состоялся бы, если бы не его жена, которую весь мир знает как Гала и которую на самом деле звали Елена Дьяконова.

Елена Дьяконова

Она родилась в Казани в 1895 году. У нее было два старших брата, Николай и Вадим, и младшая сестра Лидия. Отец, чиновник Министерства сельского хозяйства, бросил семью, когда дети были совсем маленькие, – у них не осталось о нем никаких воспоминаний. В 1905 году семье сообщили, что он умер в Сибири, в совершенной бедности.

Мать, Антонина Дьяконова, в девичестве Деулина, с детства звала старшую дочь Галя, что потом трансформировалось в Галу – с ударением на первом слоге. Так и осталось. Во многом имя оказалось пророческим: по-французски «гала» означает «праздник», а в астрономии «гало» – светящееся кольцо вокруг Луны или Солнца. Так девочке было словно предсказано быть праздником для гениев, освещающих светом своего таланта этот мир…



Вскоре после известия о смерти отца Дьяконовы решили перебраться в Москву. Тут Антонина сошлась – как тогда говорили, вступила в свободный союз – с богатым адвокатом Дмитрием Гомбергом. Его влияние на семью Дьяконовых, особенно на

Галу, было огромно. Настолько, что именно его имя она взяла в качестве своего отчества. Гомберг настоял на том, чтобы дети получили образование, давал на это деньги, приохотил их к серьезным занятиям, к чтению. Гала поступила в престижную женскую гимназию Брюхоненко, где успешно училась, проявляя особенный интерес к литературе, а также к иностранным языкам: она свободно владела французским и немецким.

Однако после окончания гимназии продолжить образование не получилось. С детства у девочки замечали склонность к туберкулезу, и к семнадцати годам болезнь развилась в полную силу. Врачи посоветовали немедленно отправить Галу на лечение. В то время легочные больные обычно ездили в Швейцарию. И в один из горных швейцарских санаториев, в город Клавадель, в самом начале 1913 года отправилась Гала.

В санатории она познакомилась с молодым человеком по имени Эжен Эмиль Поль Грендель. Он происходил из старого, богатеющего рода. Очень быстро между ними возник роман: молодые люди проводили вместе все свободное время, практически не разлучаясь. Молодой человек оказался начинающим поэтом: его стихи, которые он под псевдонимом Поль Элюар отправлял в редакции, вдохновляла, редактировала и переписывала Гала. Любовь к поэзии и любовь к Гале развивались в молодом поэте одновременно. «Тело ее – золотая поэма. Бесстрастное, роскошное и гордое, презирающее собственную плоть», – писал он о Гале…

В апреле 1914 года у Галы заканчивается курс лечения, и она вынуждена вернуться в Россию. Молодые люди тяжело перенесли разлуку; в письмах, которыми они обмениваются постоянно, они договариваются о свадьбе. И если родители Галы в принципе были не против – кроме того соображения, что Франция слишком далеко, во всем остальном предполагаемый брак их устраивал, – то Грендели были категорически против женитьбы сына на русской, да еще и больной: отец Эжена не понимал, что его сын нашел в этой «маленькой русской девочке» – неужели вокруг мало парижанок? К тому же началась Первая мировая призвали в армию. Правда, его слабое здоровье не позволило ему попасть на передовую, но все же Гала очень волновалась за его судьбу. И в конце концов в ноябре 1916 года Грендели дают согласие на то, чтобы Гала приехала в Париж. Из России Гала уезжает, сообщив всем: она выходит замуж за Эжена Грен деля.

В Париж она приехала с чемоданом нарядов и желанием жить самостоятельно, зарабатывая переводами. Однако скоро выяснилось, что ее французского для работы переводчицей недостаточно. Пришлось переехать к Гренделям. Быстро выяснилось, что хозяйка из нее никакая: ни готовить, ни убирать Гала, привыкшая иметь прислугу, не умела и не хотела. Однако в феврале 1917 года Гала и Эжен обвенчались. Однако Эжен снова возвращается на фронт, а Гала остается в доме его родителей. Постоянные конфликты со свекровью заставляют ее страстно желать одного – свободы, независимости, собственного дома…

10 мая 1918 года у Галы рождается дочь Сесиль. Сама она отнюдь не рада ребенку, который, по ее мнению, только мешает. Гала всю жизнь будет равнодушна к Сесиль. А Эжен, который демобилизовался через несколько месяцев, был невероятно рад. Свою дочь он обожал.

По многочисленным свидетельствам, Гала была из тех женщин, в которых чрезвычайно развит материнский инстинкт; только направлен он не на собственных детей, а на любимого мужчину. Желание опекать его, наставлять, направлять было в Гале очень сильно. Благодаря ее помощи и поддержке ее муж Эжен Грендель стал известным поэтом Полем Элюаром, выпускал сборники стихов, постепенно завоевывая себе признание критики и публики. Вернувшись с войны, он начал работать в конторе своего отца, но вскоре всецело отдался литературе, обрастая друзьями, связями, приобретая вес и положение в пестрой среде тогдашней французской литературной богемы. И Гала тоже становится заметной фигурой: во многом благодаря ее энергии и силе воли состоялся Элюар, и она готова всюду следовать за ним. Ее женское обаяние и ум делали ее центром любого общества, где появлялся Элюар. Она была одной из немногих женщин, к мнению которых прислушивались.

Как вспоминают очевидцы, она была небольшого роста, с не очень правильными чертами лица, но ее переполняла та женская сила, которую не мог не заметить ни один мужчина. Гала обладала очень сильным характером, решимостью и непоколебимой уверенностью в себе и своей власти. Болезненная с детства, она закаляла свой организм, принимая холодный душ, и могла плюнуть в лицо тому, кто слишком сильно ее раздражал. Ее безжалостность и к себе, и к другим, готовность идти до конца в достижении своих целей – именно эти качества являются ключевыми в характере Галы.

Элюар боготворил свою жену. Однако оба они соглашались с тем, что супружество – это не те оковы, через которые нельзя переступить. Оба они признавали друг за другом право иметь любовников, и, как вспоминают знавшие их люди, Элюара возбуждало зрелище Галы в объятиях другого мужчины. Он постоянно носил с собой ее фотографию в обнаженном виде, которую с гордостью демонстрировал знакомым. Жену он называл «совершенной женщиной, совершенной в любви».

Елена Дьяконова, Сальвадор Дали, Поль Элюар с подругой

Елена Дьяконова, Сальвадор Дали, Поль Элюар с подругой на террасе дома в Порт-Льигате, 1931 год.

Одним из ближайших друзей Элюара становится Максимилиан Эрнст, известный немецкий художник, один из основоположников дадаизма и сюрреализма. Летом 1922 года, когда многие дадаисты, и в их числе Элюар и Гала, отправляются на отдых в Торенц, между Галой и Эрнстом возникает связь. Не спасло положение даже то, что Эрнста сопровождала жена с маленьким ребенком.

Одним из принципов дадаизма была свобода в любви и сексе. Но то, что случилось между Эрнстом, Элюаром и Галой, шокировало даже их друзей. Гала прилюдно, никого не стесняясь, целовалась с Максом – чтобы в следующую минуту слиться в поцелуе с Элюаром. Говорили, что в их доме у них была одна постель на троих. Этот «брак на троих» продолжался около двух лет. Как это ни странно, в результате этого скандального романа авторитет Галы среди литературной богемы сильно вырос: сложилось мнение, что если Гала обратила внимание на мужчину – значит, у него есть талант. Ее мнение стало цениться наравне со словами лучших критиков.

После смерти отца в 1927 году Элюар получил огромное наследство – больше миллиона франков. Гала наконец смогла полностью удовлетворить свои пристрастия: она становится постоянной клиенткой самых лучших магазинов и ателье, изысканных ресторанов и ювелирных лавок. Мужу она объясняла просто: «Верь мне: все это – чтобы нравиться тебе!» Ее любовь к экстравагантным вещам на грани хорошего вкуса – грань, которую она никогда не переступала, – составила ей славу одной из самых ярких и стильных женщин тогдашней Франции. Их семейная жизнь с Элюаром практически сошла на нет – и он не одинок, и у нее есть любовники, – но, несмотря на это, Элюар не только продолжает снабжать Галу деньгами без ограничений, но и все еще любит ее. В середине 1929 года они опять сходятся и вместе предпринимают поездку по Европе. Элюар к этому времени уже практически разорен (в немалой степени благодаря стараниям Галы, но все же в основном из-за начавшегося экономического кризиса), так что о былой роскоши дорогих курортов пришлось забыть. По дороге из Швейцарии Элюары заезжают в небольшой каталонский городок Кадакес, куда их пригласил знакомый по Парижу молодой художник Сальвадор Дали. Так в жизни Галы начался совсем новый период…

Сальвадор Хасинто Фелипе Дали Доменеч Куси Фаррес родился 2 мая 1904 года – он был на 10 лет младше Галы. Художник, который едва начал завоевывать признание своими странными картинами, полными изломанных образов на грани безумия, он преклонялся перед Пабло Пикассо, с которым встретился в 1926 году во время своей первой поездки в Париж. Через три года Дали снова оказался в Париже, где познакомился с писателем и поэтом Андре Бретоном, Полем Элюаром и французскими сюрреалистами, к течению которых Дали официально примкнул в 1929 году. Он работал вместе с кинорежиссером Луисом Бюнюэлем над фильмом «Андалузский пес»: именно Дали принадлежит идея самых шокирующих кадров фильма – разрезаемого человеческого глаза. А после этого Дали вернулся в родной Кадакес, куда в августе к нему с ответным визитом приехали Андре Бретон, художник Рене Маргитт и Элюар с Галой.

Гала настолько поразила Дали, что он, несмотря на свою невероятную стеснительность в обращении с женщинами, проявил немало усилий, чтобы обратить на себя ее внимание. До этого момента в жизни Дали была только одна женщина, но никаких сексуальных отношений между ними не было. Во время их первых встреч Дали все время истерически хихикал от смущения, чем очень раздражал Галу. Однако она заметила в молодом человеке тот потенциал, который всегда привлекал ее в мужчинах: задатки настоящего гения. Во время обсуждения одной из картин Дали Гала во всеуслышание произнесла: «Мой малыш, мы больше никогда не расстанемся!» И Элюару пришлось вернуться в Париж без нее.

К этому времени Дали, по своему собственному признанию, находился на грани сумасшествия. Неуверенность в себе и огромное количество различных комплексов, в основном сексуальных, буквально раздирали его сознание на части. Гала стала не только его первой женщиной, но и музой, моделью, матерью, секретарем и первым советчиком. Она излечила его от сумасшествия, подарив уверенность в своих силах. По словам самого Дали, появление Галы в его жизни придало его искусству новый смысл.

Однако их отношения сложились далеко не сразу. Поначалу они были достаточно болезненными, и даже через много лет между Галой и Дали возникали необъяснимо жестокие противоречия. Гале пришлось вернуться в Париж, где она объяснила мужу, что произошло между нею и Дали, а затем снова вернулась в Кадакес. Но тут снова дала знать о себе ее болезнь: у нее обнаружили плеврит. Элюар забрасывал Галу письмами с требованиями и мольбами уехать из Кадакеса на лечение. Но Дали, не менее обеспокоенный, увозит Галу в Андалузию, в Торренолимос. То ли из-за любви, то ли из-за целительного климата, но Гала быстро поправилась. Многие годы спустя оба они вспоминали дни, проведенные в Торренолимосе, как самое счастливое время своей жизни. Хотя там им пришлось столкнуться с тем, чего оба они не ожидали: с финансовыми проблемами. Дали происходил из достаточно обеспеченной семьи, но его отец, который решительно не одобрял связь сына с замужней женщиной заметно старше его, запретил им появляться в его доме. Когда лето закончилось, Гала привезла Дали в Париж. Как это ни странно, Элюар смирился с ситуацией: он оставил жене с любовником квартиру, помогал деньгами. Гала не собиралась сразу с ним разводиться – его влияние и его деньги могли помочь и ей, и Дали. Официально они разведутся только 15 июля 1932 года. Сесиль осталась у отца. В 1934 году Гала и Дали заключили гражданский брак – Элюар присутствовал на церемонии в качестве свидетеля.

Гала стала менеджером Дали. Она ходила по галереям, предлагая его картины, разговаривала с критиками, искала покупателей, следила за тем, где и когда Дали следует бывать. В начале 1930-х годов имя Дали начинает греметь. О его картинах говорят, его эксцентричные выходки обсуждают газеты, его первая выставка в Америке прошла с неимоверным успехом. Гала словно освободила его фантазию, влив в Дали струю новой энергии.

Елена Дьяконова и Сальвадор Дали

Гала всегда была рядом с Дали: и дома и в творчестве

Елена Дьяконова и Сальвадор Дали в творчестве

В благодарность он постоянно рисует ее на своих картинах. Нарцисс по природе, он видит в жене свое отражение; любя ее, он, по сути, любит самого себя. Но Гала – это все лучшее, что есть в Дали, та сила и цельность, которых ему не хватало. «Я люблю Галу больше, чем отца, больше, чем мать, больше, чем Пикассо. И даже больше, чем деньги, – писал Дали. – Спасибо тебе, Гала! Это благодаря тебе я стал художником».

В конце тридцатых, когда в Испании стало неспокойно, Дали с женой покидают страну. Они съездили в Италию, Францию, два раза были в США. Когда началась Вторая мировая война, они через Португалию уехали в США, решив переждать там тревожное время. Переезд означал множество проблем: если в Европе у Дали было не только имя, но и определенный круг покупателей, то Америку еще предстояло покорить. И Гала с головой окунулась в завоевание Америки.

Одна из преданных поклонниц творчества Дали в США Кэрес Кросби, авангардный издатель, пригласила Дали с женой пожить в ее имении Хэмптон Мэнор, в штате Вирджиния. Дали с благодарностью принимают приглашение, но очень скоро гости превращаются в хозяев: Гала мягко, но неуклонно подчиняет весь дом своей воле, то есть – удобству Дали. Вход в его мастерскую закрыт для всех, кроме нее самой, любая комната, облюбованная Дали, немедленно ему уступается, все его капризы имеют силу закона. Когда Дали захотелось увидеть на лужайке белый рояль и жеребенка – его желание было немедленно исполнено. Период жизни в Хэмптон Мэнор был одним из плодотворнейших в творчестве Дали. Помимо множества замечательных картин, здесь он написал свою первую книгу – «Тайная жизнь Сальвадора Дали».

Из Вирджинии Дали часто наезжает в Нью-Йорк, где принимает активное участие в художественной жизни. Дали достаточно быстро становится самым известным и дорогим художником в США – и общепризнано, что это в основном заслуга Галы. Она пустила в ход все свои связи, все свое обаяние, и вскоре картины Дали по баснословным ценам десятками приобретают для своих коллекций миллиардеры, музеи и галереи. За одну картину Дали получает столько, сколько большинство американских художников не заработают и за всю жизнь. Под влиянием Галы он берется за любую работу, лишь бы гонорар был соответствующий. Еще в Европе он сотрудничал с Эльзой Скиапарелли – разрабатывал для нее модели платьев и шляп. Именно Дали принадлежат идеи нашумевших головных уборов Скиапарелли – шляп в форме туфли, котлеты, сковороды… Теперь Дали занимается практически всеми видами прикладного искусства.

Гала и Сальвадор Дали

Он пробует свои силы в рекламе, иллюстрирует книги и журналы; работает вместе с Хичкоком над фильмом «Зачарованный» и с Диснеем над картиной «Дестино» (к сожалению, фильм так и не был закончен). Дали изобретает фантастические наряды, которые регулярно украшают страницы ведущих модных журналов. Его оформление витрины универмага «Бонуит-Теллер» – замотанный в черный атлас манекен с головой из роз, атласная ванна и голова буйвола с голубем в зубах – вызвало настоящий скандал; в конце концов администрация закрыла витрину, и Дали от расстройства перевернул ванну, разбив стекло. Кроме того, он создавал эскизы ювелирных украшений, декораций к театральным спектаклям и даже издавал газету про самого себя (правда, вышло всего два номера). Оформлял интерьеры – в частности, квартиру «королевы косметики» Елены Рубинштейн. Дали даже написал роман под названием «Скрытые лица». Вся эта разнообразная, бурная, откровенно стяжательская деятельность сильно подпортила его репутацию среди профессиональных критиков и настоящих ценителей, но зато вознесла его популярность на недосягаемую для остальных высоту. За восемь лет, проведенных в США, Дали заработал целое состояние.

Все это дало основание бывшему соратнику Дали Андре Бре тону сочинить анаграмму имени художника: «avida dollars» – «жаждущий долларов». Дали только заметил, что «вряд ли это можно считать крупной творческой удачей большого поэта».

Вновь обретя стабильное финансовое благополучие, Гала сильно изменилась. Она стала уверенной в себе, жесткой, твердой, прекрасно осознающей, что имеет право требовать, а не просить. Но их отношения с Дали остались прежними: она по-прежнему остается главным человеком в его жизни. Гала управляла его делами, устраивала выставки, вела переговоры. Недоброжелатели называли ее аморальной и жестокой, ведьмой, плетущей интриги. Один из знавших ее написал: «Гала знала, чего хочет: наслаждений для сердца и всех пяти чувств, а также денег и компанейских отношений с гениями. Ее не интересовала политика или философия. Она оценивала людей по их эффективности в реальном мире и устраняла от себя тех, кто был посредственным, – и при всем том была в состоянии вдохновлять страсти и разжигать творческие силы столь разных мужчин, как Эрнст, Элюар, Дали». А сам Дали сказал: «Гала – волшебное зеркало, в котором соединяются самые прекрасные моменты настоящего на протяжении всей моей жизни»…

В 1948 году супруги наконец смогли вернуться в Испанию, в Кадакес, где Дали строит для них великолепный дом в Порт-Льигате. Начинается новый период его творчества, где Гала находится в центре его художественного мира. Во многих картинах того времени – «Мадонна Порт-Льигат», «Открытие Америки Христофором Колумбом», «Атомная Леда» – Гала предстает в виде святой, мадонны, мировой матери, а то и просто олицетворяет собой мироздание. Именно для Галы Дали создал уникальную драгоценность – брошь в виде сердца из золота и шестидесяти крупных рубинов, пульсирующего в ритме 70 ударов в минуту. В 1958 году – через шесть лет после смерти Элюара – они даже обвенчались: это произошло в маленькой часовне во Франции. Гала, которой тогда было 64 года, одетая в яркое цветастое платье, с брошью-сердцем на груди, наверняка была самой необычной невестой за всю историю этой часовни.

В 1961 году Дали, желая в очередной раз показать всему миру, как он любит Галу, организует постановку балета «Гала» на музыку Скарлатти. Премьера состоялась 22 августа в венецианском театре «Феникс». Дали создал костюмы и декорации к этому балету, а также принимал непосредственное участие в разработке либретто. В этом балете Гала выступает в образе богини, одним своим взглядом дарующей людям счастье, мистической матери всего сущего на земле. Главную партию танцевала соотечественница Галы – русская балерина Людмила Черина. Преклонение Дали перед женой в этом балете достигло своей вершины. На одном из последних полотен Дали – «Христос Гала» – Христос изображен с лицом Галы.

Их отношения были настолько совершенны, что в них не было места никому другому. Гала и Дали практически никого не принимали – кроме, конечно же, потенциальных покупателей и других «нужных» людей. Даже когда в Порт-Льигат приехала Сесиль Элюар, Гала не захотела с ней разговаривать, захлопнув дверь прямо перед носом дочери.

Гала и Сальвадор Дали в старости

С возрастом характер Галы не улучшался – она стала суровой, злой, беспощадной и невероятно эгоистичной. Гала, как и многие женщины, очень тяжело переживала наступление старости, но у нее это дошло до крайней степени: ведь мало того что она была старше Дали на десять лет (а он и в старости оставался весьма привлекательным мужчиной), так еще ее изображения – стареющей, некрасивой, седой – тиражируются по всему миру благодаря ее собственному мужу. Она испробовала все известные косметические средства – кремы, массаж, пластические операции… Когда ей было за шестьдесят, Гала выглядела на сорок; но этого ей было мало. Тогда она прибегла к средству, которое не признается наукой, но тем не менее веками считается действенным: молодые любовники.

Ее женская притягательность со временем угасла, но теперь у нее было кое-что еще: громкое, прославленное на весь мир имя и огромные деньги, которые она была готова не считая тратить на молодых людей. Все любовники Галы были молоды и красивы, многие – талантливы. Они только начинали, у них не было ни денег, ни опыта, и Гала с ее обширнейшими связями и почти неограниченными средствами легко могла устроить их будущее. Она часто меняла своих мужчин, но более-менее долго рядом с нею удавалось оставаться лишь единицам. В 1963 году она познакомилась с Уильямом Ротлейном, на 46 лет младше ее – он потряс ее своим сходством с молодым Дали, и их связь продолжалась три года – пока Ротлейн не умер от передозировки. Последним был молодой актер Джеф Фенхольд, известный исполнением главной партии в бродвейской постановке рок-оперы «Иисус Христос – суперзвезда». Гала подарила ему студию звукозаписи, дом за миллион долларов, дарила дорогие подарки, в том числе и картины Дали. Пресса называла эту пару «бабушка и мальчик». В то время Гале было уже почти восемьдесят.

Сам Дали тоже не остался один. Еще в 1965 году в Париже он познакомился с молодой англичанкой, начинающей певицей Амандой Лир. Длинноволосая блондинка стала постоянной спутницей Дали – так сложилась очередная в жизни Галы «групповая семья», на этот раз из четырех человек. Аманда много выиграла от этого союза – впоследствии она обрела огромную популярность; но немало и проиграла – слухи, которые Дали ради поддержания интереса к себе распространял об Аманде (например, он рассказывал, что она – транссексуал; что у нее бывают видения; придумал ей биографию, а также с удовольствием распространялся о ее странных сексуальных наклонностях), сильно подпортили ей репутацию. С ними Аманде пришлось бороться потом всю жизнь; говорят, что отношения с мужчинами у нее после Дали так и не сложились…

Елена Дьяконова – Гала в старости

Гала на удивление хорошо относилась к Аманде, считая ее своей преемницей. Перед смертью она даже заставила ее поклясться на иконе, что Аманда выйдет за Дали замуж и никогда его не покинет. Сама Гала, кажется, начала уставать от шума вокруг нее, от роли матери и няньки при своем великом муже, от его рассчитанных на публичный резонанс эксцентрических выходок. И когда в 1969 году Дали подарил ей переделанный по своему плану средневековый замок Пубол, она переехала туда. Пубол, отделанный Дали со всей возможной роскошью и фантазией, украшенный мебелью, созданной по его эскизам, и его картинами и статуями, стал ее постоянной резиденцией, где Гала жила, отгородившись от всего мира. Даже Дали мог прийти к ней только по ее письменному разрешению. В ее спальне стояли фотографии ее российской семьи – странное проявление ностальгии для женщины, которая десятилетиями не интересовалась ее судьбой и никогда не скучала по своей родине. В Россию при советской власти она приезжала один раз, в 1929 году.

Расставшись с Галой, Дали словно потерял все свои силы. У него резко ухудшилось здоровье, и Гала была вынуждена вернуться к нему, чтобы снова ухаживать за ним. Последние годы она практически не отходила от мужа, борясь за его и за свое здоровье. Последней их совместной радостью был состоявшийся летом 1981 года визит в Порт-Льигат испанского короля Хуана-Карлоса, который наградил Дали орденом.

Смерть словно открыла охоту на Галу. Еще в феврале 1981 года секретарь Дали нашел Галу на полу в ее спальне; она не могла подняться. Позже Дали признался, что это он побил ее в результате ссоры. Через год она упала, выходя из ванной. Наконец в начале лета 1982 года Гала сдалась: она позвала священника, который свершил над нею обряд соборования. 10 июня ее не стало.

Дали очень тяжело пережил эту утрату. Чтобы быть ближе к ней, он переехал в замок Пубол, в часовне которого была похоронена Гала; рядом с ее могилой было оставлено место для него – два склепа соединял подземный ход. Он практически не появлялся на людях, перестал рисовать. Он умер через семь лет – семь лет одиночества и тоски по своей музе…

Зинаида Гиппиус →



При использовании представленных на сайте материалов линк на наш проект «Мода и история театра» приветствуется! Размещенные на сайте статьи являются компиляцией множества справочных и литературных источников. Сотрудники проекта уважают права авторов и размещают тексты с разрешения правообладателей. Если найдете ошибку в статьях или дизайне, просьба сообщить .





Copyright 2011-2017 © SBL